Инсулин что это такое у женщин: МЕТАБОЛИЧЕСКИЙ СИНДРОМ — Медицинский центр «Наедине»

Содержание

МЕТАБОЛИЧЕСКИЙ СИНДРОМ — Медицинский центр «Наедине»

Метаболический синдром — что это?

Термин метаболический синдром (МС) используют для обозначения часто встречающихся факторов риска (ФР). Этот патологический процесс оказывает влияние на развитие и прогрессирование атеросклеротического процесса, влияет на сердечно-сосудистую заболеваемость и продолжительность жизни.

Метаболизм – набор химических реакций, которые происходят в живом организме; они необходимы для поддержания его жизни.

Синдром — это набор патологических признаков.

МС включает:

1) ожирение (абдоминальная форма) – увеличение живота
2) повышение уровня холестерина
3) инсулинорезистентность или инсулинемия – высокие цифры инсулина
4) повышение артериального давления

К предрасполагающим факторам развития МС и сердечно-сосудистых заболеваний относятся ожирение, снижение физической активности, диета с преоьладанием тугоплавких животных жиров, курение, артериальная гипертония, повышение уровня холестерина, семейная предрасположенность и возраст.

Абдоминальное ожирение (АО) – под этим термином понимают отложение жира в органах брюшной полости и передней брюшной стенке. Избыточный жир откладывается в области живота, и фигура напоминает яблоко.Такой тип ожирения часто встречается у мужчин и считается мужским типом набора веса.Однако и у некоторых женщин можно видеть такую фигуру.

Диагностическим критерием абдоминального ожирения для мужчин является окружность талии >120 см, для женщин >88 см.

Иногда, вместо определения окружности талии можно определить индекс массы тела (ИМТ), который характеризует степень ожирения.

Его каждый человек может определить по очень простой формуле :

ИМТ= вес в кг =кг/м2
рост в м2
Норма ИМТ = от 18,5 до 25 кг/м2

Дислипидемия (ДЛ)- нарушение липидного (жирового) обмена: повышенный уровень триглицеридов и низкий уровень липопротеинов высокой плотности.

Нарушение липидного обмена ведет к развитию атеросклероза и выявляется при помощи биохимического анализа крови.Диагностическими критериями фактора риска является уровень холестерина >5 ммоль/л, триглицеридов >150 мг/дл (1,69 ммоль/л) и холестерин липопротеинов высокой плотности у мужчин <40 мл/дл (1,04 мкмоль/л) и женщин <50 мг/дл (1,29 ммоль/л).

Избыточный холестерин откладывается в стенке сосуда в виде бляшек (плотных блестящих пятен), и возникает сужение сосудов.

IIIинсулинорезистентность (ИР или гиперинсулинемия)(повышенное количество инсулина).

Инсулин — это гормон поджелудочной железы, способствующий усвоению сахара клетками. Резистентность – устойчивость, невосприимчивость.

При ИР происходит невосприимчивость рецепторов клеток к инсулину, в результате не происходит поглощение сахара клеткой, и она начинает голодать. А глюкоза является основным питательным веществом для организма. В результате инсулинорезистентности образуется избыток инсулина, который снижает уровень глюкозы, кровь обедняется сахаром и после еды человек чувствует себя голодным. Организм подает сигнал в мозг, что ему срочно требуются питательные вещества. Так возникает порочный круг: чем больше углеводов мы едим, тем сильнее голод.

Из причин быстрого набора веса, которая чаще возникает у людей старше 30 лет- это снижение углеводного обмена и снижение чувствительности к инсулину, т.е. инсулинорезистентность.

Когда мы длительное время переедаем, когда насыщаем свое питание рафинированными углеводами, инсулин и глюкоза начинают «бомбить» клетку, вследствие чего происходит гибель части рецепторов, воспринимающих инсулин, и клетка не усваивает глюкозу, следствием чего является повышение инсулина (гиперинсулинемия). Со временем, клетки поджелудочной железы, секретирующие инсулин, истощаются и возникает повышенный уровень глюкозы в крови (гликемия). Фактором риска метаболического ожирения является повышение глюкозы натощак.

Артериальная гипертензия (АГ).

Повышение артериального давления(АД) нередко связано с ожирением и часто наблюдается у лиц с инсулинорезистентностью (гиперинсулинемией). Так артериальная гипертензия встречается чаще у больных с сахарным диабетом II типа в 2 раза чаще, чем у больных, не имеющих это заболевание.

В норме инсулин вызывает расширение сосудов, и при стрессовых ситуациях, когда в кровь выбрасывается большое количество гормонов стресса, артериальное давление не меняется. При развитии инсулинорезистентности сосудорасширяющий эффект инсулина блокируется и повышается тоническое напряжение стенки сосуда.

В условиях повышения уровня сахара в крови, повышается обратное всасывание глюкозы в почках вместе с натрием, что ведет к повышению АД.

Если АД выше 135/85 мм рт.ст., то это является фактором риска развития артериальной гипертензии.

К этому присоединяются и другие факторы:
? воспаление сосудистой стенки

? нарушение свертывающей системы крови
? генетические факторы
? возраст (чаще МС развивается у пожилых лиц от 50 лет и старше)
? гормональные нарушения.

Важнейшую роль в формировании метаболического синдрома играют увеличение массы тела и малоподвижный образ жизни. В связи с этим, важной терапевтической мерой у таких больных является снижение массы тела и увеличение физической активности.

При уменьшении массы тела оптимальным положительным эффектом можно считать снижение веса на 7-10% за период от 6 до 12 месяцев. Уменьшение массы тела всегда должно сочетаться с аэробными физическими нагрузками.

Диета должна содержать минимальное количество насыщенных жирных кислот, холестерина и простых сахаров. Необходимо увеличивать содержание в пище фруктов, овощей, продуктов приготовленных из злаков.

В задачи медикаментозной терапии МС входит нормализация артериального давления, устранение дислипидемии и инсулиновой резистентности.Средства при выборе антигипертензивной, сахароснижающей терапии должен подбирать врач.

Человек будет счастливым, если будет здоровым. Здоровье нужно для работы, для отдыха, для семьи. Здоровье не только личное благо, но и социальная ценность.
Человек может жить до ста лет. Будем бороться вместе с невоздержанностью, с безобразным обращением с собственным организмом.

Правильное питание, активный образ жизни и профилактические обследования помогут Вам избежать инвалидности, тяжелых сердечно-сосудистых заболеваний и сахарного диабета.

Специалистом в данной области является Мальгина Лилия Евгеньевна

Какой вид инсулина и схема его применения являются наилучшими у беременных женщин с диагнозом диабета, установленным до начала беременности?

В чем заключается проблема?

Потребность в инсулине у беременных женщин с диабетом 1 или 2 типа изменяется во время беременности. Инсулин доступен во многих формах, что влияет на частоту и время его введения. Эти формы различаются по времени наступления действия инсулина, длительности эффекта, а также по происхождению инсулина (животного или человеческого происхождения), что может быть важным при выборе по личным или культурным принципам. В этом обзоре рассмотрены наиболее безопасные и эффективные виды инсулина и способы их применения во время беременности.

Почему это важно?

Женщины с диабетом 1 или 2 типа подвержены повышенному риску осложнений во время беременности и родов. У таких женщин больше вероятность прерывания беременности (мертворождение и выкидыш), высокого артериального давления и преэклампсии (высокого артериального давления в сочетании с отеками и наличием белка в моче), и рождения крупных младенцев (с макросомией, когда вес младенца при рождении составляет 4 кг и более), что, в свою очередь, приводит к травмам у матери или самого младенца. Увеличивается вероятность проведения кесарева сечения. У матерей и младенцев могут возникнуть осложнения, связанные с контролем уровня глюкозы в крови. У таких детей больше вероятность избыточного веса и развития диабета 2 типа. Мы хотели выяснить, какой вид инсулина и схема его применения во время беременности являются наилучшими.

Какие доказательства мы обнаружили?

Мы обнаружили пять рандомизированных испытаний в октябре 2016 года, в которых приняли участие 554 женщины и 554 младенца. В каждом испытании рассматривали различные виды инсулина и способы их применения. В каждом испытании были рассмотрены различные исходы. Одно испытание не включало ни одного из основных исходов, выбранных для этого обзора. Все пять испытаний были небольшими и имели высокий или неясный риск смещения из-за ограничений в методах проведения испытаний. Качество доказательств было очень низким.

При сравнении человеческого инсулина быстрого действия (ЛИСПРО) с обычным инсулином (N = 33) исследователи не выявили четких различий между группами в отношении преэклампсии, аномалий развития у ребенка или необходимости в кесаревом сечении. Не было сообщений о макросомии, перинатальной смертности, родовой травме, включая дистоцию плечиков, паралич нервов и переломы, а также составных показателях заболеваемости новорожденных.

Одно испытание (N = 43), в котором сравнили человеческий инсулин с инсулином животного происхождения, не показало четких различий в числе детей с макросомией при применении этих инсулинов. Не было сообщений о перинатальной смертности, преэклампсии, кесаревом сечении, аномалиях развития плода, родовой травме, включая дистоцию плечиков, паралич нервов и переломы, а также составных показателях заболеваемости новорожденных.

В одном испытании (N = 93) не было обнаружено четких различий в числе детей, родившихся с макросомией, и женщин, которым проводили кесарево сечение, между группами, получавшими инсулин в виде фиксированной комбинации или в виде комбинации разных видов инсулина, смешанных самостоятельно. В этом испытании также сравнили инъекционное применение инсулина с помощью шприц-ручки и обычного шприца. Женщины, которым вводили инсулин с помощью шприц-ручки, реже подвергались кесареву сечению, хотя число детей с макросомией не отличалось. Не было сообщений о перинатальной смертности, преэклампсии, аномалиях развития плода, родовой травме, включая дистоцию плечиков, паралич нервов и переломы, а также составных показателях смертности новорожденных.

Одно испытание (N = 223), в котором сравнивали инсулин Аспарт с человеческим инсулином, не включало ни одного из первичных исходов, определенных для этого обзора (макросомия, перинатальная смертность, преэклампсия, кесарево сечение, аномалия развития плода, родовая травма, включая дистоцию плечиков, паралич нервов и переломы, а также составные показатели заболеваемости новорожденных).

В одном испытании (N = 162), в котором сравнивали инсулин длительного действия Детемир с нейтральным протамином Хагедорна (НПХ) средней продолжительности действия, было обнаружено отсутствие четких различий между группами в числе аномалий развития плода. В этом испытании не оценивали такие исходы, как макросомия, перинатальная смертность, преэклампсия, кесарево сечение, родовая травма, включая дистоцию плечиков, паралич нервов и переломы, а также составные показатели заболеваемости новорожденных.

Что это значит?

Эти испытания не представили достаточных доказательств, чтобы выявить четкие различия среди различных видов инсулина и схем их применения. Виды инсулина и схемы их применения в каждом исследовании различались, поэтому мы не смогли объединить результаты. Исследования были небольшими, с общим высоким риском смещения. Следовательно, мы не смогли определить какой вид или схема применения инсулина являются лучшими для беременных женщин с диагнозом диабета, установленным до начала беременности. Необходимо больше исследований с большим числом женщин в сравниваемых группах, лучшим представлением информации о проведении испытаний и с большим числом сообщаемых исходов.

Анализ на концентрацию инсулина

Инсулин представляет собой особо активный гормон поджелудочной железы, по результатам анализа на который возможно качественно судить о состоянии организма пациента и диагностировать у него наличие или отсутствие признаков сахарного диабета.

К сожалению, данное заболевание сегодня встречается все чаще и чаще, и уже не только у людей старшего возраста, но и совсем еще молодых мужчин и женщин.

По своей структуре инсулин – это сложная белковая молекула, обеспечивающая нормальное количество глюкозы в крови, качественный обмен углеводов, белков и жиров.

Инсулин участвует в различных процессах организма, в том числе:

— способствует наращиванию мышц и препятствует разрушению мышечных тканей;

— повышает активность ферментов, синтезирующих гликоген – особую форму хранения лишней глюкозы, попавшей в организм вместе с пищей;

— снабжает мышечные клетки аминокислотами, глюкозой и калием, без которых невозможен их нормальный рост и т.д.

Норма инсулина в крови здорового человека — от 3-25 мкЕд/мл.

Норма инсулина у беременных женщин — от 6 до 27 мкЕд/мл.

Норма инсулина у детей — от 3 до 20 мкЕд/мл;

Норма инсулина у пожилых людей — от 6 до 27 мкЕд/мл.

Обязательно следите за нормальной концентрацией гормонов в организме, помните, что только оптимальное количество инсулина сможет обеспечивать утилизацию ненужной глюкозы.

При понижении в крови инсулина на его замену приходит гормон-антагонист глюкагон, действующий ровно наоборот – с его подачи в крови увеличивается концентрация свободной глюкозы, что влечет за собой переизбыток сахара и появление, тем самым, различных заболеваний.

Повышенный инсулин истощает углеводные запасы печени и крови. Если результат анализа показал повышенный уровень, следует немедленно начать лечение и отказаться от употребления в пищу таких продуктов, как крупы, сахар, булочки и любые полуфабрикаты.

Пониженный уровень  инсулина в большинстве случаев говорит о наличии у пациента симптомов сахарного диабета. Данное заболевание разделяют на 2 типа:

— диабет I типа развивается чаще всего у молодых людей и предполагает аутоиммунную патологию клеток поджелудочной железы.

— диабет II типа развивается у пациентов, как правило,  старшего возраста (более 40 лет). Характеризуется постепенным увеличением сахара в крови.

Концентрация инсулина в крови выявляется с помощью современных лабораторных исследований, пройти которые вы сможете в любой удобный для вас день в Центре молекулярной диагностики CMD.

Интересующую вас информацию о Центре ищите на сайте www.cmd-online.ru

 

Опубликовано на правах рекламы

iluki.ru

Как не заболеть диабетом? И что мы вообще знаем об этой болезни?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сахарный диабет 1 типа обычно появляется в детстве или подростковом возрасте. Иногда он имеет генетические причины, но может быть вызван и вирусной инфекцией

Сахарный диабет — серьезное заболевание, от которого ежегодно умирает более миллиона человек, и заболеть им может каждый.

Диабет возникает, когда наш организм не может справиться с уровнем сахара (глюкозы) в крови. Кровь становится густой, и со временем это может привести к инфаркту, инсульту, слепоте, почечной недостаточности и гангрене нижних конечностей.

Заболеваемость диабетом растет: сегодня, по данным ВОЗ, в мире насчитывается 422 миллиона диабетиков — это почти вчетверо больше, чем всего 40 лет назад.

Однако, несмотря на серьезнейшую угрозу, которую диабет представляет для здоровья, половина диабетиков даже не подозревают о своей болезни.

При этом во многих случаях, чтобы избежать сахарного диабета, достаточно просто изменить свои привычки и подкорректировать стиль жизни. Вот как это делается.

Что вызывает диабет?

Когда мы принимаем пищу, наш организм перерабатывает содержащиеся в ней углеводы в сахар (глюкозу). За его усвоение отвечает инсулин — гормон поджелудочной железы, который дает клеткам сигнал поглощать растворенную в крови глюкозу и использовать ее как источник энергии.

Диабет возникает тогда, когда производство инсулина прекращается или гормон перестает нормально выполнять свою функцию, в результате чего сахар начинает в крови накапливаться.

Автор фото, Getty Images

Какие бывают виды диабета?

Сахарный диабет бывает нескольких типов.

При диабете 1 типа поджелудочная железа перестает производить инсулин, и сахар начинает накапливаться в крови. Чаще всего это случается довольно рано — в детском или подростковом возрасте.

Ученые до сих пор точно не знают, по какой именно причине это происходит, однако полагают, что тут свою роль может играть генетическая предрасположенность или вирусная инфекция, повреждающая клетки поджелудочной, ответственные за производство инсулина. Примерно 10% диабетиков страдают именно диабетом 1 типа.

При диабете 2 типа производство инсулина не прекращается полностью, однако либо его производится недостаточно, либо что-то мешает ему эффективно работать.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Инсулин, позволяющий нашему организму перерабатывать сахар, производится поджелудочной железой

Это обычно происходит уже в среднем возрасте или ближе к старости, однако диабет второго типа встречается и у молодых людей, если они страдают ожирением или ведут малоподвижный образ жизни. К нему также более склонны представители отдельных народов — особенно выходцы из Южной Азии.

Диагноз «гестационный диабет» иногда ставят беременным женщинам — это значит, что их организм вырабатывает не достаточно инсулина, чтобы хватило и им самим, и еще не рожденному ребенку.

В зависимости от критериев оценки, такой диагноз можно поставить от 6 до 16% всех беременных — им необходимо внимательно следить за уровнем сахара в крови, поддерживая его в норме за счет диеты, физических упражнений и/или инъекций инсулина, чтобы у них не развился диабет второго типа.

Различают и так называемый предиабет — повышенный уровень глюкозы в крови, что также может привести к развитию полноценного заболевания.

Каковы симптомы диабета?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Повышенная усталость, постоянная жажда и слишком частое мочеиспускание могут быть признаками развивающегося диабета

В числе самых распространенных симптомов:

  • постоянная жажда
  • необычно частое мочеиспускание, особенно в ночное время
  • повышенная усталость
  • потеря в весе безо всякой причины
  • снижение остроты зрения
  • порезы и царапины, которые долго заживают

Симптомы диабета 1 типа чаще всего развиваются в детстве или подростковом возрасте и выражены значительно сильнее.

В группу риска диабета 2 типа обычно входят люди старше 40 лет (выходцы из Южной Азии — старше 25), а также родственники диабетиков (братья, сестры, дети) и люди с излишним весом.

Могу ли я предотвратить заболевание?

Риск заболеть диабетом зависит от генетических факторов и условий окружающей среды, однако вы можете поддерживать концентрацию сахара в крови на нормальном уровне за счет здоровой диеты и активного образа жизни.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Один из способов снизить риск диабета — заменить рафинированные сахара и изделия из белой муки на фрукты и продукцию из неочищенных злаков

Для начала можно сократить потребление кондитерских изделий и сладких напитков, а белый хлеб и макаронные изделия заменить продукцией из муки грубого помола.

Продукты питания из рафинированного сахара и очищенных злаков содержат меньше питательных веществ, так как витамины и волокна содержатся преимущественно в оболочке зерен. Примеры таких продуктов — белая мука, белый хлеб, белый рис, белая паста, выпечка, газированные напитки, конфеты и хлопья для завтрака с добавлением сахара.

В здоровый рацион входят овощи, фрукты, бобовые и цельнозерновые продукты, а также полезные растительные масла, орехи и сорта рыбы, богатые омега-3-ненасыщенными жирными кислотами, такие как сардина, лосось или макрель.

Важно принимать пищу с регулярными интервалами, чтобы избежать переедания.

Понизить содержание сахара в крови помогают и физические упражнения. Врачи рекомендуют проводить по меньшей мере два с половиной часа в неделю, занимаясь аэробными нагрузками — например, ходьбой или подъемом по лестнице.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Важно избегать сидячего образа жизни и заниматься физическими упражнениями по меньшей мере два с половиной часа в неделю

Организму будет легче поддерживать нормальный уровень сахара в крови, если у вас нет лишнего веса. Но если вам нужно похудеть, лучше делать это медленно, теряя не больше 0,5-1 кг в неделю.

Чтобы снизить риск сердечных заболеваний, полезнее всего не курить и следить за уровнем холестерина.

Какие осложнения дает диабет?

Высокий уровень сахара в крови может сильно повредить сосуды.

Когда кровь густеет, ей становится труднее перемещаться по телу — до некоторых клеток она может не доходить вовсе, что повышает риск повреждения нервов (потеря чувствительности и болевых ощущений), потери зрения и инфекционных заболеваний ступней.

По данным ВОЗ, сахарный диабет является одной из основных причин развития слепоты, почечной недостаточности, инфаркта, инсульта и гангрены нижних конечностей, ведущей к ампутации ног.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Инфаркт — одно из возможных осложнений диабета

Только в 2016 году от прямых последствий заболевания диабетом скончалось около 1,6 млн человек.

Сколько людей болеют диабетом?

По данным ВОЗ, с 1980 по 2014 год число диабетиков по всему миру выросло со 108 млн до 422 млн человек.

В 1980 году диабетом страдали менее 5% взрослого населения планеты. В 2014-м этот показатель составил уже 8,5%.

Согласно подсчетам Международной федерации диабета, 80% людей, страдающих от этого заболеваний, живут в странах с низким или средним уровнем дохода.

В развитых странах диабетом чаще болеют люди, живущие за чертой бедности и/или употребляющие в пищу дешевые полуфабрикаты.

Что такое диабет? | OneTouch®

Что такое диабет?

Диабет — это хроническое заболевание, при котором организм не может вырабатывать инсулин или использовать уже имеющийся инсулин. Инсулин — это гормон, вырабатываемый поджелудочной железой. Он необходим для переноса глюкозы (сахара) из крови в клетки организма, которые за счет нее получают энергию. Когда инсулина недостаточно или он не работает должным образом, уровень глюкозы в крови повышается.

Диабет диагностируется с помощью анализов крови, показывающих высокий уровень глюкозы в крови.

Со временем высокий уровень глюкозы в крови (известный также как гипергликемия) может вызвать повреждение сосудов и тканей организма, что, в свою очередь, может привести к опасным для жизни осложнениям и инвалидности.

Диабет 1 типа

2

При сахарном диабете 1 типа иммунная система организма атакует инсулин-продуцирующие клетки поджелудочной железы. В результате организм теряет способность вырабатывать необходимый ему инсулин. Причина развития данного типа диабета полностью не известна и до конца не изучена. Данное заболевание встречается у людей любого возраста, но чаще бывает у детей или подростков.

Людям с этой формой диабета инсулин необходим каждый день для того, чтобы контролировать уровень глюкозы в крови. Без инсулина у человека с диабетом 1-го типа может быстро развиться опасное для жизни состояние, известное как диабетический кетоацидоз, который может привести к летальному исходу при отсутствии быстрого и правильного лечения. Но при ежедневном лечении инсулином, регулярном мониторинге уровня глюкозы в крови, здоровом питании и поддержании здорового образа жизни люди с диабетом 1-го типа могут вести нормальную, здоровую жизнь.

Диабет 2-го типа

2

Сахарный диабет 2-го типа — наиболее часто встречающийся тип диабета. Обычно он диагностируется у взрослых людей, но все чаще встречается у детей и подростков. При диабете 2-го типа организм может вырабатывать инсулин, но становится устойчивым к инсулину, поэтому инсулин перестает работать должным образом. Со временем уровни инсулина могут стать слишком низкими и неэффективными. Как резистентность к инсулину, так и низкий уровень инсулина приводят к высоким уровням глюкозы в крови при диабете 2-го типа.

В отличие от людей с диабетом 1-го типа, людям с диабетом 2-го типа не обязательно получать инсулин каждый день. Для таких людей контроль заболевания включает в себя правильное сбалансированное питание, увеличение физической активности, контроль массы тела и, при необходимости, прием лекарств. Существуют различные виды лекарств (в форме таблеток), а также инъекционные методы лечения, включая инсулин, которые предназначены для необходимого контроля уровня глюкозы в крови для людей с диабетом 2-го типа.

Преддиабет

Иногда уровень глюкозы в крови может быть выше нормы, но недостаточно высоким для того, чтобы соответствовать уровню диабета. Это состояние называется преддиабетом и оно может перерасти в диабет 2-го типа и заболевание сердца.2

Если вам сказали, что вы подвержены риску развития диабета или у вас преддиабетическое состояние, знайте, что вы можете принять меры для предотвращения или отсрочки возникновения диабета 2-го типа. Внеся некоторые изменения в свой образ жизни сейчас, вы можете избежать или отсрочить начало диабета 2-го типа и других осложнений, таких как болезнь сердца, в будущем. Начать никогда не поздно.

Если ваш врач сказал, что у вас преддиабет, обязательно проходите обследования на диабет каждый год.3 А также следуйте рекомендациям для предотвращения диабета 2-го типа: избавьтесь от лишнего веса, начните заниматься спортом, перейдите на здоровое питание.

Гестационный диабет

2

Гестационный диабет — это тип диабета или высокий уровень глюкозы в крови, который впервые обнаруживается обычно во время второго или третьего триместра беременности и не является ранее существовавшим диабетом 1-го или 2-го типа. Если вам сказали, что у вас гестационный диабет, то вы не одиноки. По данным Международной федерации диабета (IDF) за 2017 год, гестационный диабет возникал у каждой седьмой роженицы в мире.*

Мониторинг уровня глюкозы в крови и тщательное соблюдение рекомендаций вашего врача поможет вам и вашему ребенку избежать осложнений, связанных с гестационным диабетом. Хорошая новость заключается в том, что обычно после родов уровень глюкозы в крови возвращается к норме. Однако, если у вас был гестационный диабет, существует большая вероятность того, что он может возникнуть повторно при следующей беременности; также повышается риск развития диабета 2-го типа в дальнейшем.

2 IDF Diabetes Atlas (Издание 8) (2017). Международная федерация диабета: Брюссель, Бельгия. Онлайн-версия от 5 мая 2018 года на http://diabetesatlas.org/IDF_Diabetes_Atlas_8e_interactive_EN/

3 American Diabetes Association. (ADA) Standards of Medical Care in Diabetes – 2018. Diabetes Care 2018; 41, Suppl. 1. Онлайн-версия от 6 мая 6 2018 года на http://care.diabetesjournals.org/content/diacare/suppl/2017/12/08/41.Supplement_1.DC1/DC_41_S1_Combined.pdf

* Международная федерация диабета. (IDF) IDF – Gestational Diabetes. Онлайн-версия от 22 апреля 2018 года на https://www.idf.org/news/2:world‐diabetes‐day‐2017‐to‐focus‐on‐women‐and‐diabetes.html

врач акушер-гинеколог Назырова Эльмира Сагитовна.

03 декабря 2019

Журнал «Здоровье семьи»

В последние десятилетия отмечается резкий рост заболеваемости сахарным диабетом, особенно в промышленно развитых районах. Каждые 10-15 лет число больных сахарным диабетом удваивается. Во всех странах мира насчитывается около 35 млн. больных сахарным диабетом и примерно такое же число больных диабетом не выявлено. Изучение распространенности сахарного диабета в нашей стране показало, что число больных сахарным диабетом составляет 1,5-3,5% от всего населения. Сахарный диабет увеличивает летальность в 2-3 раза, риск развития ишемической болезни сердца и инфаркта миокарда увеличивается в 2 раза, патологии почек – в 17 раз, гангрены нижних конечностей в 20 раз, гипертонической болезни более чем в 3 раза. Наиболее часто при сахарном диабете развивается инфаркт миокарда, нарушение мозгового кровообращения. Основными причинами смерти больных являются сердечно-сосудистые и цереброваскулярные заболевания, атеросклероз (67%), хроническая почечная недостаточность (6,7%), инфекции (11,1%). До недавнего времени женщинам с сахарным диабетом врачи советовали избегать беременности, так как нередко беременность при таком заболевании заканчивалась самопроизвольным абортом, внутриутробной смертью плода, рождением нежизнеспособного ребенка или малыша с диабетической фетопатией (различными отклонениями в росте, развитии и функциональном состоянии плода). Все это было связано с декомпенсацией сахарного диабета как «до», так и «во время беременности», отсутствием осведомленности женщин о своем заболевании. Из-за отсутствия средств самоконтроля и необходимого медицинского оборудования беременным с сахарным диабетом не оказывалась своевременная медицинская помощь, и беременность у них часто заканчивалась неудачно, значительно снижая при этом продолжительность жизни матери. Но не унывайте. Это было давно. Сегодняшняя картина более жизнерадостна. Всемирная Организация Здравоохранения утверждает, что добиться благополучного исхода беременности при сахарном диабете возможно. Исследования доказали, что рождению здорового ребенка мешает именно повышенный сахар крови, а не наличие диабета у матери. Следовательно, чтобы добиться благополучного исхода беременности, женщинам с сахарным диабетом необходимо максимально приблизить уровень сахара в крови к нормальному. Современные средства самоконтроля и введения инсулина, практически повсеместное развитие школ для пациентов позволяют сделать это. А новейшие аппараты для наблюдения за плодом на протяжении всей беременности дают возможность отслеживать все изменения, происходящие с плодом, и поэтому сегодня женщина с диабетом может родить практически здорового ребенка, рискуя не больше, чем любая другая женщина без нарушений углеводного обмена.

  • БЕРЕМЕННОСТЬ ВОЗМОЖНА ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ

Однако, никто не говорит, что все будет легко и просто, без явных преград и подводных камней. Начнем с того, что у женщин с сахарным диабетом исключается спонтанное наступление беременности, особенно если Вы нерегулярно проводили самоконтроль и/или не исследовали гликозилированный гемоглобин 1 раз в 3 месяца (в норме НЬА1С< 6.4%). Может пройти 6-7 недель до того, как женщина узнает, что она беременна; за это время маленький человек практически полностью сформирован: у него есть мозг, позвоночник, кишечник, легкие, бьется сердце, которое перекачивает кровь, смешанную с материнской. Если у мамы декомпенсация сахарного диабета, то сахар повышен и у ребенка. Гипергликемия вызывает у плода нарушение обменных процессов, которые могут повлиять на закладку его органов. Поэтому такое грозное осложнение, как врожденные пороки плода может развиться еще до установления факта беременности. Беременность, наступившая на фоне высокого сахара крови, провоцирует быстрое развитие и прогрессирование диабетических осложнений у матери. Таким образом, незапланированная беременность опасна как для матери, так и для будущего малыша.

  • БЕРЕМЕННОСТЬ ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ ДОЛЖНА БЫТЬ ЗАПЛАНИРОВАНА!

Об этом нужно помнить не только женщинам с сахарным диабетом; важно, чтобы девочки к моменту полового созревания уже имели представление об этой проблеме, знали о последствиях незапланированной беременности и о современных средствах контрацепции. Здесь осведомленность действует лучше, чем запреты. Планирование беременности при диабете начинается с подбора оптимального метода контрацепции (что, собственно, нужно сделать с самого начала половой жизни). Это могут быть как барьерные методы (презерватив, колпачок, диафрагма), спермицидные (гели или свечи), микродозированные противозачаточные гормональные таблетки, так и внутриматочные спирали, но лишь те, что имеют противовоспалительные и бактерицидные свойства. Проконсультируйтесь с Вашим гинекологом. Метод контрацепции должен подбираться индивидуально, быть максимально надежным и не влиять на углеводный обмен. Начинать подготовку к беременности нужно как минимум за 3-6 месяцев до зачатия, хотя заботиться о своем здоровье и о здоровье будущего потомства необходимо всегда, независимо от того, планируете Вы беременность в ближайшее время или через 10 лет. Начните измерять сахар крови хотя бы перед едой уже сейчас! То есть за это время необходимо добиться практически идеальной компенсации, измеряя сахар 7-8 и более раз в день. Показатели гликемии должны быть такие: Натощак < 5,3 ммоль/л Перед едой < 6,8 ммоль/л Через 1 час после еды < 7.8 ммоль/л Через 2 часа после еды<6,7ммоль/л НЬА1С<6,4% Отсутствие тяжелой гипогликемии (пониженный сахар крови) Отсутствие кетонурии (ацетона в моче) Помните, что чем дольше и лучше у Вас была компенсация до беременности, тем больше надежд на ее благополучный исход. Дополнительные измерения сахара крови потребуют от семьи больших затрат. Поэтому планирование беременности подразумевает еще и перераспределение семейного бюджета, так как потребуются значительные расходы на приобретение достаточного количества средств самоконтроля. Если у Вас сахарный диабет 2 типа, и Вы проводите самоконтроль только по глюкозурии (определение сахара в моче), то придется отказаться от этого метода, так как он недостаточно информативен, ведь критерии нормогликемии стали строже, от 4 до 6,7 ммоль/л! Если Вы принимаете сахароснижающие таблетки, то за несколько месяцев до зачатия врач поможет Вам перейти на инъекции инсулина. Не волнуйтесь, это не навсегда, а лишь до рождения ребенка и во время кормления грудью, так как таблетки губительно действуют на плод. Беременность – большая нагрузка на организм, поэтому необходимо обязательно проконсультироваться с целым рядом специалистов, чтобы убедиться, что она не нанесет вреда Вашему здоровью. Для этого Вам потребуется: • Консультация эндокринолога. • Комплексное обследование у гинеколога, тщательное лечение мочеполовых инфекций. • Консультация офтальмолога с осмотром глазного дна. При необходимости – лазерофотокоагуляция (прижигание патологически измененных сосудов глазного дна, чтобы избежать их разрыва и кровоизлияния). • Тщательное обследование функции почек. • Консультация невропатолога, кардиолога, терапевта. Все это необходимо для стабилизации имеющихся осложнений сахарного диабета и других заболеваний. Если Вы постоянно принимаете лекарства от других заболеваний или от осложнений диабета, заранее узнайте у врача, как они действуют на плод и чем, при необходимости, их можно заменить. Есть относительные противопоказания к беременности, которые Вы можете преодолеть: • Декомпенсация СД, НЬА1С > 6,3 %. • Неумение осуществлять самоконтроль гликемии. • Мочеполовая инфекция. Беременность абсолютно противопоказана, если имеются: • Ишемическая болезнь сердца. • Почечная недостаточность: протеинурия (белок в моче) > 2 г/сутки, повышенный уровень креатинина в крови. • Тяжелая гастроэнтеропатия: гастропарез, диарея. Итак, Вы запаслись терпением, поддержкой своего партнера и близких, прошли диспансеризацию и добились идеальной компенсации. Тогда можно поговорить с врачом об отмене контрацепции. Теперь покупайте домашние тесты для определения беременности и при первых же подозрениях отправляйтесь к своему гинекологу, чтобы установить факт беременности лабораторно (анализ крови или мочи на хорионический гонадотропин). С первых дней беременности Вы должны находиться под контролем врачей: эндокринолога, акушера-гинеколога. Выберите надежных и знающих специалистов, так как течение беременности при сахарном диабете имеет свои особенности. I триместр беременности (1-12 недель) можно назвать самым важным. Из двух крошечных клеток (яйцеклетки матери и сперматозоида отца) начинает формироваться будущий ребенок. Именно в это время происходит закладка всех жизненно важных органов, формируется плацента, связующий орган между мамой и ребенком. Через нее малыш будет получать кислород и питательные вещества, необходимые для его роста и развития. Гипергликемия и кетоацидоз у матери в 1 триместре мгновенно скажутся на закладке органов плода. Поэтому тщательный самоконтроль в этом периоде особенно важен. Помните, что Ваш организм начинает работать в несколько ином режиме. Вы становитесь чувствительнее к инсулину на ранних сроках беременности, из-за чего можете нуждаться в меньших дозах инсулина. Вместе с тем, ацетон может появляться на более низких сахарах, уже при 9-12 ммоль/л. Будьте внимательны к себе, не пренебрегайте лишними измерениями сахара крови. Гипергликемия и кетоацидоз опасны для Вас и малыша. В первом триместре у многих женщин бывает токсикоз. Возможно, у Вас появится тошнота и даже рвота. Так бывает почти у всех беременных женщин. На всякий случай сделайте анализ мочи на ацетон. Постарайтесь не допустить гипогликемии после рвоты. Если Вы уже ввели инсулин, а есть не можете, примите легкие углеводы (сок, сладкий чай). В I триместре консультации с врачом должны быть каждые 2-4 недели – планово, и обязательно в любых экстренных ситуациях. II триместр (с 13 по 27 неделю) многие считают самым приятным. Проходят явления токсикоза, женщина «привыкает» к своему новому состоянию. Примерно с 13 недели у малыша начинает функционировать собственная поджелудочная железа. Если будущая мама имеет повышенный сахар крови, у ребенка выделяется избыточное количество инсулина (развивается гиперинсулинемия). Гиперинсулинемия является причиной диабетической фетопатии и развития гипогликемии у ребенка сразу после рождения, так как прекращается поступление материнской крови через плаценту. На 20 неделе обязательно проводят УЗИ плода. Если будут выявлены признаки врожденной патологии, возможно, сделают амниоцентез – исследование околоплодной жидкости. Также в этом триместре необходимо еще раз посетить окулиста. К 26-й неделе малыш уже слышит Ваш голос. Можно начинать общение! В III триместре (с 28 недели) посещать врача следует еженедельно. Следите за своим питанием – оно должно быть сбалансировано. Посоветуйтесь с Вашим эндокринологом, сколько Вам необходимо ХЕ (хлебных единиц), так как растущий плод требует увеличения калорийности питания матери. На 35-36 неделе Вас госпитализируют в отделение патологии беременных родильного дома (не потому, что у Вас что-то не в порядке, просто там больше средств для оказания Вам специализированной помощи и предотвращения возможных осложнений). За несколько недель до родов требуется более тщательное наблюдение за сахаром в крови и состоянием плода. Уже пора выбирать метод родоразрешения. При нормальных размерах и положении плода предпочитают физиологические роды. Кесарево сечение проводят только по акушерским показаниям: гипоксия плода, крупный плод, осложнения беременности у матери, а также, если есть сосудистые осложнения сахарного диабета. При должном уровне компенсации роды у женщин с сахарным диабетом не опаснее, чем у любой другой женщины. Послеродовый период начинается после рождения плаценты. Ее гормоны больше не действуют на Вас. С этим связан возврат к тем дозам инсулина, которые были у Вас до беременности. Самоконтроль должен быть не менее тщательным, так как возрастает опасность тяжелой гипогликемии во время кормления грудью. Сахарный диабет – не противопоказание для кормления грудью. И будет очень хорошо, если Вы станете это делать, ведь материнское молоко наиболее адаптировано к потребностям Вашей крохи. Выработка молока требует больших затрат энергии, поэтому возможны гипогликемии. Не откладывайте свои приемы пищи из-за кормления, внимательно проработайте свой режим. Пока Вы кормите грудью, в моче присутствует лактоза, поэтому измерение сахара в моче будет давать ложноположительный результат. Контролируйте уровень гликемии. После удачного родоразрешения Вы будете блестяще владеть приемами самоконтроля. Не оставляйте этой привычки. Это поможет Вам прожить долгую и интересную жизнь и вырастить прекрасных, здоровых детей.

Поделиться в соц.сетях

Репродуктивная функция у женщин с инсулинзависимым сахарным диабетом | Матвеева

В последние годы возрастает научный интерес к изучению нарушений репродуктивной функции у больных сахарным диа­бетом (СД), что связано с достижениями в области тера­пии заболевания, позволяющими значительно увеличить про­должительность жизни больных СД, максимально отдалить сроки появления и прогрессирования тяжелых осложнений заболевания, а также с тем, что риск возникновения ин­сулинзависимого СД (ИЗСД) в потомстве оказался гораздо ниже, чем предполагалось ранее.

В литературе отмечается достаточно высокая частота нарушений менструального цикла, бесплодия, учащение пато­логии беременности и родов, значительное сокращение пе­риода фертильности у больных СД женщин по сравнению со здоровыми.

Подобные нарушения встречаются, по данным литературы 1’01. У ’/з больных женщин. Аменорея у женщин репро­дуктивного возраста наблюдается в 2 раза чаще, чем в популя­ции [39]. Спонтанные аборты отмечены в 1,3 раза чаще, коэффициент рождаемости у больных СД составляет 1,59, тогда как в норме он равен 1,89.

Вопрос о состоянии сексуальной функции значительно луч­ше изучен у мужчин с ИЗСД, чем у женщин. По одним данным, сексуальные расстройства встречаются у 35 % жен­щин репродуктивного возраста, страдающих ИЗСД, т. е. в 6 раз чаще, чем в общей популяции, и частота этих расстройств положительно коррелирует с длительностью течения заболе­вания, дозами инсулина и наличием осложнений диабета [40]. Данные других исследований свидетельствуют об одина­ковой частоте сексуальных нарушений у женщин с ИЗСД и здоровых женщин [42, 43|. Не найдено значительных раз­личий субъективных и объективных параметров ответа на эротическую визуальную стимуляцию у здоровых и боль­ных ИЗСД женщин [57]. Частота нарушений не коррели­ровала с длительностью заболевания, наиболее же важным фактором в спонтанной ремиссии представляется улучшение социальной ситуации [43]. Отмечается, что СД II типа (ин- сулиннезависимый) имеет более значительное влияние на по­ловую сферу женщин (на способность к оргазму, любрика- цию, сексуальную активность, удовлетворенность), чем ИЗСД [55].

До введения инсулина в терапию СД беременность у боль­ных ИЗСД женщин была исключением, в период до 1922 г. в мировой литературе было найдено только 103 сообщения о больных СД матерях [24]. Беременность, которая насту­пала у 2—5 % женщин, больных СД, в половине случаев приводила к материнской и/или детской смертности. В кар­тотеке Naunyn (1906) зарегистрирован всего один случай беременности при диабете, а в период с 1898 по 1922 г. Joslin наблюдал лишь 108 случаев беременности при диабете, причем мертворождаемость составляла 44% [16]. Ситуация быстро изменялась по мере совершенствования инсулино­терапии. Уже в конце 50-х годов существовало мнение, что значительных различий фертильности между здоровыми и больными СД женщинами не существует. По последним данным литературы, беременность отмечается у 70,5 % боль­ных ИЗСД женщин, 2,1 % женщин стерильны. Более часты случаи мертворождения у беременных с СД (6,3 % по срав­нению с 1,5% у здоровых женщин). Прослеживается раз­личие в количестве нежелающих иметь детей женщин, боль­ных СД (22,7 %), и здоровых женщин (7,5 %; данные о боль­ных СД получены на основании опроса 337 женщин). Авторы, вероятно справедливо, объясняют нежелание больных ИЗСД женщин иметь детей страхом перед осложнениями беремен­ности [24]. Интересно сообщение о возможности успешного зачатия in vitro и последующего переноса эмбриона больным СД женщинам [50].

По мнению большинства исследователей, частота и выра­женность различных нарушений менструальной функции за­висят от длительности СД, тяжести и степени его компенса­ции [4, 11]. Предлагается даже учитывать возможность на­личия нарушений толерантности к глюкозе у женщин с на­рушением менструального цикла неясной этиологии [4]. Дру­гие же авторы отрицают наличие полного параллелизма между тяжестью диабетических нарушений, длительностью за­болевания и частотой аменореи [13].

Неоднозначно мнение и относительно роли СД в ста­новлении половой функции у подростков. Некоторые авторы утверждают, что возраст, в котором начался диабет у ре­бенка, не имеет решающего значения для своевременности и физиологичности полового созревания, поскольку биологи­ческое созревание при компенсированном диабете, возникшем даже в самом раннем возрасте, идет нормально [20, 41]. Другие авторы выделяют длительность заболевания и тяжесть диабета как ведущие факторы в нарушении полового созре­вания детей, больных СД [6, 12]. Считают, что если СД дебютировал задолго до пубертатного периода, то физическое и половое созревание запаздывает, если же начало СД приходится на период пубертата, то развитие вторичных половых признаков идет более быстро [14]. У боль­ных старше 14,5 лет с умеренной или явной задержкой пубертата это отставание компенсируется к 15—16 годам [6]. Проводилось сравнение темпов развития матки у страдающих ИЗСД девочек в возрасте от 9 до 20 лет и их здоровых сверстниц. Скачок роста размеров матки приходился на время менархе. У девочек, больных диабетом, была незначительная задержка развития матки, которая, однако, выравнивалась к концу пубертата [36]. Есть данные о более частой (в 2—2,5 раза) задержке развития матки и яичников при тяжелой форме СД в сравнении с заболеванием средней тяжести. При давности заболевания от 2,5 до 4 лет достоверное уменьшение размеров матки ниже возрастной нормы отмеча­лось у 29,3 % наблюдавшихся больных, яичников — у 33 %, а при давности более 5 лет — у 54,6 и 61,1 % соответ­ственно [6]. Ряд исследователей отмечают более позднее наступление менархе у девочек, больных СД, по сравнению со здоровыми сверстницами [12, 24]. Для части девочек- подростков характерна также длительная дисменорея, а неред­ко и прекращение месячных в период длительной декомпен­сации по типу вторичной аменореи. В других сообщениях отмечается, что хотя у девочек с диабетом нередка дисмено­рея, в последующем, однако, фертильность их не страдает [46]. Наблюдалось также лишь небольшое отставание в поло­вом развитии с задержкой менархе и нарушением регулярно­сти менструального цикла при длительности диабета менее 5 лет и отсутствие менструального цикла у большинства девушек при длительности диабета более 5 лет [12]. В среднем наступление менархе у девочек с диабетом приходится на 13,4 года [34]. В сравнении со здоровыми появление менархе у них запаздывает на 0,4—1,3 года, наибольшая за­держка определяется, по данным ряда авторов, в случае возникновения диабета в возрасте от 5 до 9 лет [24, 34]. Отмечена разница в 0,8—2 года во времени появления менар­хе у девочек с дебютом диабета в пубертате и постпубертате. Частота первичной аменореи при диабете с ранним началом составила 3,6 %, а в группах с поздним началом диабета и контрольной группе — 1,5%. Частота вторичной аменореи оказалась выше в группе девочек с поздним началом диабе­та по сравнению с группой девочек, у которых диабет раз­вился до появления менархе [24].

О причинах, вызывающих относительно частое нарушение нормального течения пубертата, высказываются разные пред­положения. Возможно, эти отклонения связаны с изменениями белкового гомеостаза. Такие нарушения, как гипоальбумине- мия, гиперглобулинемия, регистрируются у части больных [6]. Высказывалось мнение, что стойкое увеличение печени явля­ется не только признаком декомпенсации диабета, но и симпто­мом, прогностически указывающим на большую вероятность формирования в период пубертата синдрома физического и по­лового инфантилизма [15, 27]. Так как метаболизм половых гормонов, синтез секс-связывающего глобулина происходят в печени, состояние ее играет важную роль в развитии нарушений половой функции.

Влияние СД на функцию гонад особенно ярко иллюстри­руется экспериментальными данными. При стрептозотоцино­вом диабете у крыс нарушение эстрального цикла отмеча­лось в 100% случаев [33]. Параллельно с прогрессирую­щей гипергликемией наблюдались атрофия матки, фоллику­лов, ослабление стероидогенеза. Отмечающиеся у крыс с ал­локсановым диабетом ановуляторные астральные циклы могут быть вызваны отсутствием пика (волны) ЛГ (45). В экспери­менте также показана взаимосвязь островкового аппарата поджелудочной железы и половых желез. Установлено, что эстрогены вызывают гипертрофию и гиперплазию В-клеток и усиливают продукцию инсулина [1]. У овариэктомированных крыс при введении эстрадиола увеличивалась сухая масса панкреатических островков и возрастало общее количество инсулина и проинсулина [17]. Приведенные данные указывают на прямое действие эстрогенов на островковый аппарат поджелудочной железы. У крыс после кастрации отмечалось развитие выраженной гипергликемии и уменьшение резервов инсулина в организме, тогда как резекция поджелудочной железы вела к дегенеративным и атрофическим изменениям в строме яичка [18, 21]. Инсулин оказывает специфи­ческое действие на регуляцию выработки тестостерона клет­ками Лейдига. Избыточное количество инсулина увеличивает реакцию тестостерона на ЛГ и стимулирует секрецию тесто­стерона [35]. Можно предположить, что снижение уровня половых гормонов оказывает существенное влияние на течение СД у больных.

Единого мнения о патогенезе нарушений половой функции при СД нет. Большинство авторов считают, что половые расстройства у больных диабетом являются полиэтиологичным нарушением и включают гормональные, метаболические, со­судистые и иннервационные механизмы.

В настоящее время еще нельзя уверенно заключить, является ли вызванное СД нарушение половой функции первично овариальным или возникает вторичный гипогона­дизм вследствие нарушений в гипоталамо-гипофизарной системе. Положение о первичном овариальном генезе под­крепляется, например, тем фактом, что реакция яичников на ЛГ у крыс с аллоксановым диабетом меньше, чем у здоровых животных [48], возможно вследствие умень­шения концентрации рецепторов к ЛГ на клетках thecainter- па. В то же время имеются данные о сохранении нор­мальной реактивности яичников на экзогенные гонадотропи­ны и гипофиза на ЛГ-рилизинг-гормон (ЛГ-РГ) при СД у людей и экспериментальных животных.

Уровень эстрадиола у больных СД женщин с наруше­нием менструальной функции по сравнению с больными диабетом с сохраненным циклом достоверно снижен [29, 31]. Однако достоверное уменьшение концентрации эстрадиола во всех фазах менструального цикла наблюдается и у женщин, больных СД, с сохранным менструальным цик­лом [10, 11, 58]. У девушек пубертатного возраста при небольшой давности СД и регулярном менструальном цик­ле выявляется та же цикличность в выделении различных фракций эстрогенов, что и у здоровых, но на более низ­ком уровне. У девушек, больных СД более 5 лет, в зна­чительной степени снижено содержание в моче всех фрак­ций эстрогенов [7, 12]. При цитологическом исследовании вагинальных мазков у больных женщин с нарушениями менструального цикла и у девочек-подростков с аменореей выявляется гипоэстрогенная реакция [39, 47]. В то же вре­мя у больных ИЗСД женщин с сохраненным менструаль­ным циклом находили повышение сывороточного уровня эстрадиола и снижение уровня прогестерона в фолликуляр­ную фазу. Это исследование проводилось на небольшом числе молодых женщин с целью обнаружения возможных гормональных сдвигов в качестве причин повышенной под­верженности инфаркту миокарда [60].

Изучая состояние гонадотропной функции гипофиза у больных СД, ряд исследователей сделали заключение о связи нарушений половой функции с изменением секреции гонадотропинов, и прежде всего лютропина. В многочислен­ных работах обнаружено достоверное снижение уровня лютропина у больных СД женщин с различными наруше­ниями менструальной функции по сравнению с группой женщин с функциональной аменореей без повышения уров­ня пролактина (ПРЛ) и нарушений углеводного обмена [31, 32). Данные о секреции ФСГ неоднозначны. В лите­ратуре имеются сообщения как о нормальном [28], так и о сниженном базальном уровне фоллитропина у больных СД женщин. Обнаруживалось нарушение цикличности секре­ции гонадотропинов и половых гормонов в течение мен­струального цикла. Уровень лютропина и фоллитропина имел стойкий, а не пиковый характер повышения в пер­вую половину лютеиновой фазы цикла, значительно снижен­ным оказался коэффициент ЛГ/ФСГ [14]. По данным того же автора, повышение содержания прогестерона в лю­теиновую фазу цикла носит двугорбый характер, что пред­ставляется следствием сдвигов в секреции ЛГ, максималь­ная же концентрация прогестерона ниже, чем у практи­чески здоровых женщин, достоверно снижено соотношение эстрадиол/прогестерон в обеих фазах цикла.

Большинство исследователей находили снижение базаль­ного уровня ПРЛ у больных при нарушении менструаль­ного цикла, но есть и данные о снижении уровня ПРЛ у всех больных ИЗСД женщин независимо от состояния менструального цикла в сравнении со здоровыми женщина­ми, данные об отсутствии цикла секреции ПРЛ, совпадаю­щего у здоровых женщин с пиками секреции ЛГ и ФСГ [14, 30, 36, 58].

С целью выяснения уровня нарушения секреции гонадо­тропинов изучалась их реакция на ЛГ-РГ. Отмечено сни­жение реакции ЛГ-продуцирующих клеток гипофиза на ЛГ-РГ как у всех обследованных женщин с ИЗСД неза­висимо от состояния менструального цикла [26, 28], так и дифференцированно у женщин с ИЗСД и имеющимися нарушениями менструального цикла (аменореей, опсоменоре- ей) [30]. Не найдено корреляции между реакцией Л Г на ЛГ-РГ и уровнем глюкозы плазмы, на основании чего ав­торы делают предположение об отсутствии связи снижения уровня Л Г у больных ИЗСД и аменореей со степенью компенсации диабета. Не отмечается также зависимости снижения реакции лютропина на люлиберин от длительно­сти диабета [30, 31}, хотя по этому вопросу существует и противоположное мнение. Реакция ЛГ на ЛГ-РГ и налоксон оказалась сходной в группе женщин с длитель­ностью СД менее 10 лет и в контрольной группе и зна­чительно ниже в группе больных с длительностью СД бо­лее 10 лет (от 11 до 20). Максимальный пик секреции ЛГ в ответ на стимуляторы отрицательно коррелировал с длительностью диабета [26|.

В эксперименте у крыс с индуцированным диабетом не было обнаружено различий в базальном гипофизарном и сывороточном уровне гонадотропинов между группами животных без заместительного введения инсулина, с введе­нием инсулина и контрольной. При этом концентрация ЛГ-РГ гипоталамуса была значительно ниже у крыс с СД в стадии диэструса по сравнению с контрольной группой, что дало основание авторам предполагать гипоталамический уровень нарушений у животных в системе гипоталамус — гипофиз—яичники [25].

Влияние дофамина на секрецию гонадотропинов у че­ловека недостаточно изучено. В последние годы накопились клинические наблюдения за леченными парлоделом больными с синдромом персистирующей галактореи-аменореи, позволяю­щие допустить, что дофамин может играть существенную роль в реализации позитивного (eed-back механизма по оси эстрогены — ЛГ, а также обеспечивать восстановление спон­танной импульсной секреции ЛГ. У крыс дофаминергическая система участвует в регуляции овуляторного выброса ЛГ, при этом действие дофамина на гонадотропную функцию определяется уровнем эстрогенов в периферической кро­ви [5].

Исследование эпизодической, или пульсирующей, секре­ции гонадотропинов у больных СД с сохранной мен­струальной функцией и с аменореей выявило снижение частоты и амплитуды пиков секреции ЛГ при низком базальном уровне ЛГ у больных с аменореей, что позво­лило авторам считать вероятным наличие повышенного тормозящего влияния дофамина на секрецию люлиберина у больных СД с аменореей [30]. Базальный уровень ФСГ и его пульсирующая секреция не различались в обе­их группах больных. Пульсирующая секреция ФСГ и ПРЛ не была синхронной с таковой ЛГ. Внутривенное введение 10 мг метоклопрамида (МТК) — центрального блокатора дофаминовых рецепторов — привело к увеличению секреции ЛГ и ФСГ на 30, 45, 60-й и на 30-й минутах соответ­ственно. Базальный и МТК-стимулированный уровень ПРЛ был значительно ниже у больных СД женщин с аменореей, чем у больных диабетом с сохраненным циклом. Перораль­ный прием МТК в течение 10 нед у 6 больных женщин с аменореей привел к значительному увеличению уровня ФСГ и ПРЛ, однако не вызвал существенных изменений в уровне ЛГ и эстрадиола. Эти данные отличаются от полученных при обследовании больных с функциональной аменореей (нормопролактинемической) без нарушения угле­водного обмена, у которых на фоне продолжительного орального введения МТК наблюдалось повышение секреции ЛГ, ФСГ и эстрадиола. Возможно, у больных СД с аме­нореей более выражено дофаминергическое торможение сек­реции ЛГ-РГ.

Увеличение секреции ФСГ на фоне длительного ораль­ного введения МТК у больных СД с аменореей не при­водило к увеличению секреции эстрадиола, что может сви­детельствовать о снижении чувствительности яичников к стимулирующему действию ФСГ, и, таким образом, к наруше­нию механизма положительной обратной связи секреции ЛГ |30].

Интересно, что у больных ИЗСД женщин с нормо­пролактинемической аменореей и без него после блокады дофаминовых Д-2-рецепторов МТК значительно возрастает уровень кортизола и АКТГ [23].

Нельзя исключить, что секреция ЛГ может быть подав­лена в результате нарушения других нейротрансмиттерных систем, отличных от дофамина. При экспериментальном диабете у крыс обнаружено изменение функции специ­фической системы нейромедиаторов, в частности снижение уровня серотонина в гипоталамусе, участвующего в регуля­ции секреции гонадотропинов [44]. Реакция ПРЛ на вве­дение специфических стимуляторов его секреции тиреотропин- рилизинг-гормона и МТК оказалась различной. Реакция ПРЛ на тиролиберин была одинакова у больных СД с сохраненной менструальной функцией и у больных СД с аменореей, несмотря на сниженный базальный уровень ПРЛ у последних. Реакция ПРЛ на МТК была значи­тельно уменьшена у больных СД с аменореей по сравне­нию с больными с нормальным менструальным циклом [38, 47]. Нормальный ответ ПРЛ на ТРГ и сниженный ответ на МТК могут быть в какой-то мере вызваны по­вышенной центральной дофаминергической активностью, ве­дущей к угнетению гипофизарных овуляторных механиз­мов. Авторы предполагают наличие поражения только до­фаминовых рецепторов и нормальное функционирование ТРГ-рецепторов в лактотрофах. Это может быть, во-первых, следствием ухудшения регуляции количества и/или чувстви­тельности (аффинности) рецепторов, вызванного длительным воздействием высокой концентрации дофамина на лактотро- фы. Во-вторых, ответ ПРЛ на МТК и ТРГ может быть опосредован через различные внутриклеточные трансмитте­ры. Если это так, то внутриклеточный путь от рецептора дофамина к пулу ПРЛ может быть поврежден. В-третьих, быстро освобождаемый пул ПРЛ на антагонист дофамина может быть снижен у больных с аменореей вследствие длительной ингибиции дофамином. Не исключают и сочета­ния этих факторов. Причина вероятного повышения цент­ральной дофаминергической активности остается неясной [30]. Авторы считают маловероятной овариальную гипофункцию, учитывая нормальный ответ гонад на стимулирующую го­надотропную терапию.

Другими авторами отмечена резко повышенная реакция ПРЛ на ТРГ у больных СД девушек в возрасте 13— 19. лет независимо от наличия нарушений менструального цикла [47]. Существует мнение о повышенной активности гипоталамических опиатов, ингибирующих секрецию ЛГ, как о причине гипогонадотропной аменореи у больных СД. Одновременно проводились исследования, опровергающие эту гипотезу. Так, измерялся сывороточный уровень гонадотропи­нов на фоне различных степеней компенсации СД в процессе 4-часовой инфузии налоксона, специфического опиатного антагониста. Изменений в уровне ЛГ или ФСГ не отмечено, на основании чего авторы делают заключение, что вторич­ная гипогонадотропная аменорея у больных ИЗСД не мо­жет быть опосредована через повышение центрального опиатного тонуса [31]. Кроме того, известно, что мет-энке- фалин и B-эндорфин вызывают повышение секреции ПРЛ, чего не наблюдалось у данных больных.

Проводились работы по выявлению связи между наличием остаточной панкреатической секреции инсулина и гипотала- мо-гипофизарной функцией у больных ИЗСД. Больные СД со вторичной аменореей делились на С-пептидпозитивную (с остаточной островковой секрецией инсулина) и С-пептид- негативную группы. Характер вторичной аменореи в этих группах оказался различным. В группе С-пептидпозитивных женщин гормональный профиль был классическим для синдрома поликистозных яичников: повышенный коэффициент ЛГ/ФСГ, повышенный уровень сывороточного тестостерона, сниженный уровень секс-гормонсвязывающего глобулина, а также предшествующая олигоменорея и избыточная мас­са до начала диабета. С другой стороны, женщины в С-пептиднегативной группе имели сниженный уровень ЛГ, коэффициент ЛГ/ФСГ, уровень тестостерона. Эти результаты предполагают, что отсутствие остаточной панкреатической активности В-клеток влияет на гипоталамо-гипофизарную функцию при ИЗСД. Авторы заключают, что синдром поликистозных яичников независим от диабета, в то время как аменорея с низким уровнем ЛГ является следствием диабета и строго коррелирует с отсутствием остаточной секреции инсулина [54]. Противоречивость данных литерату­ры об уровне гонадотропинов у женщин с ИЗСД и нор­мальным менструальным циклом те же авторы объясняют неоднородностью группы по наличию остаточной секреции В-клеток. В качестве доказательства этого положения про­водилось исследование пульсации секреции ЛГ и его реакции на базерелин (ЛГ-РГ) у женщин с ИЗСД и сохранным менструальным циклом. Пульсация секреции ЛГ оценивалась в раннюю фолликулиновую фазу каждые 10 мин в тече­ние 4 ч. В С-пептиднегативной группе выявлялись более низкий надирный уровень секреции и амплитуда пульсации ЛГ, значительно более слабый ответ ЛГ на базерелин в сравнении с С-пептидпозитивной группой [53].

В другой работе авторы сравнивали реакцию ЛГ на ЛГ-РГ в вышеупомянутых группах после улучшения пока­зателей гликемии, у С-пептиднегативных больных реакция оказалась ниже. Секреция ПРЛ в ответ на стимуляцию ТРГ не зависела от остаточной функции В-клеток и улучшения метаболического обмена [59]. Результаты, по мнению исследователей, определяют связь между остаточной секрецией инсулина и гипоталамо-гипофизарной функцией, возможно отражающей центральную нейросекрецию инсулина.

В литературе описано действие инсулина на продукцию андрогенов в клетках тека-интерна яичников [22]. Клини­ческие наблюдения и экспериментальные данные подтверж­дают гипотезу, согласно которой инсулин обладает гонадо­тропной активностью, самостоятельной или в комплексе с ЛГ и ФСГ. Инсулин обнаружен в фолликулярной жидкости. Овариальную гипофункцию у больных ИЗСД (первичная аменорея, позднее менархе, ановуляция, снижен­ная частота беременностей) объясняют отсутствием доста­точной секреции инсулина для достижения полного стерои­догенного потенциала, конверсии андрогенов в эстрогены в гранулезных клетках [52]. Гиперинсулинемия клинически проявляется гиперандрогенизмом. Принимая во внимание влияние инсулина на овариальный стероидогенез, можно объяснить частое сочетание гиперандрогенизма с различны­ми инсулинрезистентными состояниями (генетический де­фект количества рецепторов инсулина, образование антител к рецепторам инсулина, ожирение, иногда СД II типа). Длительное воздействие гиперинсулинемии возможно вызыва­ет морфологические изменения яичников, такие, как гипер- текоз или поликистоз. Потенциальные механизмы, лежащие в основе гонадотропной активности инсулина, включают непосредственное действие на стероидогенные ферменты, изменение количества ФСГ- или ЛГ-рецепторов, синергизм с ФСГ или ЛГ или неспецифическое увеличение функцио­нальной активности клеток [22, 52].

Неоднородны данные о показателях гликемии у женщин, больных СД, в различные фазы менструального цикла. Отмечено наиболее низкое содержание сахара в крови натощак в позднюю фолликулиновую фазу, а наиболее вы­сокое— в позднюю лютеиновую и в период менструации [2]. У большинства обследованных больных женщин снижение гипергликемии на стандартной дозе вводимого инсулина было отмечено при максимальном уровне эндогенных эстро­генов. Авторы объясняют это влиянием эстрогенов на ак­тивность ферментов, участвующих в углеводном обмене |2]. Другие исследователи отметили совпадение самых высоких показателей гликемии с серединой менструального цикла, минимальный же уровень гликемии отмечался перед менструацией и во время нее [14]. По данным ряда авторов, у основной массы женщин, больных СД, в период овуляции потребность в инсулине возрастает, лишь у отдель­ных больных она снижается.

Представляется важным появление в последнее время ряда работ, выявляющих изменение биологической актив­ности гонадотропинов под влиянием их гликозилирования, в связи с чем в генезе репродуктивных расстройств у женщин, больных СД, возможно, следует учитывать и этот процесс [37, 50].

Исходя из аутоиммунного генеза инсулинзависимого СД, нельзя исключить наличия аутоиммунного поражения ткани яичника в некоторых случаях аменореи. У больных СД обнаружены органоспецифические аутоантитела ко многим органам и тканям (поджелудочной железе, коже, легким, желудку, корковому и мозговому слоям почек) [3]. Работ по определению специфических аутоантител к ткани яични­ков у больных СД в доступной нам литературе не встре­тилось. Однако заслуживают внимания подобные работы, выполненные по методу ELISA (иммобилизированного анти­генного иммунологического анализа) при синдроме прежде­временной недостаточности (истощения) яичников. Авторы наблюдали ‘2 случая наступления беременности при терапии иммунодепрессантами и снижения титра антител и ткани яичников [49].

Во взглядах разных авторов на пути коррекции наруше­ний репродуктивной функции при СД единства нет. Отдель­ные авторы указывают на обязательность специфической коррекции явной задержки полового и физического разви­тия и рекомендуют в дополнение к антидиабетическому лечению анаболические стероиды, половые гормоны или анаболические средства в сочетании с тиреоидными гормо­нами [8, 9]. Однако исследователи не дают универсаль­ных рекомендаций, указывая, что вопрос должен решаться в каждом случае индивидуально. Другие авторы не счита­ют специфическую терапию эффективной. Так, больным СД от 13 до 17 лет проводились 3-месячные курсы терапии микрофоллином без положительного эффекта, в связи с чем авторы рекомендуют лечение поливитаминами, обще­укрепляющими средствами, физиотерапию [19].

Ведутся дискуссии и относительно врачебной тактики при нарушениях менструального цикла у женщин репро­дуктивного возраста. Одни авторы считают необходимой лишь длительную стойкую компенсацию СД, другие же ре­комендуют специфическую стимуляцию овуляции. Изучалось влияние улучшения углеводного обмена на менструальную функцию у женщин с ИЗСД со вторичной гипогонадо- тропной аменореей. После 6 мес интенсивной инсулинотера­пии, снижения уровня НЬА,, увеличения массы менструация не появилась ни у одной из пациенток, не было значи­тельных / изменений в уровне сывороточного эстрадиола, прогестерона, дигидроксиэпиандростерона, тестостерона, ПРЛ, базального и ЛГ-РГ стимулированного ЛГ или ФСГ [51]. Данные разных исследователей свидетельствуют об отсутствии нормализации циркадного ритма гонадотропинов, реакции ЛГ на введение ЛГ-РГ после улучшения углеводного обмена [31, 56], хотя ритм ряда других гипофизарных гормонов (СТГ, АКТГ) на этом фоне выравнивается [56|. Призна­вая концепцию о гипоталамо-гипофизарном уровне наруше­ний репродуктивной функции при ИЗСД, вероятно, следует согласиться с целесообразностью специфической стимуля­ции овуляции, помимо достижения компенсации заболева­ния. В то же время авторы наблюдали и спонтанное появление менструаций только при улучшении течения СД, снижении уровня НЬАь не сообщается, однако, о появле­нии овуляции в этих случаях. На данном этапе разумным кажется индивидуальный подход.

1. Баранов В. Г., Пропп М. В., Соколоверова И. М. // Пробл. эндокринол,— 1981.— № 2.— С. 44—47.

2. Гринченко Т. С., Жукова И. В., Козополянская М. М., Полторак В. В. // Тер. арх.— 1977.— № 5.— С. 45—47.

3. Гриншпун А. С., Лапшина С. А., Кириллин Б. Г. II Патология эндокринной системы.— Караганда, 1980.— С. 48—49.

4. Г росс К. Я-, Гладштейн Л. Н. // Вопросы эндокринологии.— Тарту, 1974.— С. 270—272.

5. Ледов И. И., Мельниченко Г. А. Персистирующая га- лакторея-аменорея.— М., 1985.

6. Дидебулидзе К. Б. Особенности полового развития девочек, больных сахарным диабетом: Дис…. канд. мед. наук.— Тбилиси, 1988.

7. Заводова А. С. // Республиканская конф, эндокринологов Белоруссии, 2-я: Тезисы.— Брест, 1979.— С. 216—217.

8. Заводова А. С., Польщикова Л. А. // Вопр. охр. мат.— 1988,— № 2,— С. 67—68.

9. Игнатков В. Я-, Пищулин А. А.. Маркович С. И. и др. // Акуш. и гин,— 1990,— № 4,— С. 28—32.

10. Каримова О. А. // Пробл. эндокринол. 1983.— № 6.— С. 3—5.

11. Каримова О. А. //Мед. журн. Узбекистана.— 1986.— № II,—С. 15—17.

12. Лобанова Л. А., Ермоленко Р. И., Мухамбетова А. X. // Вопр. охр. мат.— 1974.— Т. 19, № 2.— С. 22—24.

13. Майзель Е. П., Савченко О. Н., Хрусталева Г. Ф. и др. // Акуш. и гин.— 1974.— № 8.— С. 27—31.

14. Махарадзе Т. Г. Содержание гонадотропинов, ПРЛ, половых стероидов, ИРИ и гормона роста в крови в течение менструального цикла в норме, при потенциальном и инсулинзависимом сахарном диабете: Дис. … канд. мед. наук.— Тбилиси, 1985.

15. Мартынова М. И., Лапченко Л. Н.. Лузьянина Г. А. // Вопр. охр. мат.— 1976.— № 8.— С. 3—7.

16. Педерсен Е. Диабет у беременной и ее новорожденный.— М., 1979.

17. Полторок В. S.//Пат. физиол.— 1985.— № 3.— С. 49— 52.

18. Поляк Р. И., Криштогин В. С.//Эндокринология мужского бесплодия.—Тбилиси, 1980,—С. 48—61.

19. Поляк С. Ш., Осташевская М. И. // Вопр. охр. мат.— 1987,— № 5,- С. 57—59.

20. Рапопорт Ж. Ж-, Зырянова М. С. // Физическое и половое развитие.— Томск. 1979.— С. 63—66.

21. Шевчик И. А., Мардарь А. И. // Пробл. эндокринол.— 1973,- № 3,— С. 87-91.

22. Barbieri R. L., Smith S., Ryan К J- // Fertil and Ste- ril.— 1988,—Vol. 50, N 1—2,—P. 197—212.

23. Boesgaard S., Hagen C., Andersen A. N. et al.//Acta endocr. (Kbh.).— 1988.—Vol. 118, N 4,—P. 544—550.

24. Burkart W., Fischer-Guntenhoner E., Standi E., Schneider H. P. G. II Geburtsh. u. Frauenheilk.— 1989.— Bd. 49, N 2,— S. 149—154.

25. Kaldes C., Elkind-Hirsch К- E., Rogers D. G. // Neuroendocrinology.— 1990.— Vol. 51.— P. 406—412.

26. Coiro V., Volpi R., Capretti L. et al. // Fertil. and SteriL— 1991,—Vol. 55, N 4,— P. 712—716.

27. Craig T. O. // Postgrad, med. J.—1970,—Vol. 46,— P. 607.

28. Distiller L. Q., Sagel J., Morley J. et al. // Diabetes.— 1975,— Vol. 24 , N 4,— P. 378—380.

29. Djursing II., Nyholm H. C., Hagen C. et al. // Amer. J. Obstet. Gynec.— 1982,—Vol. 143,—P. 876—882.

30. Djursing H. C., Hagen H. C. et al.//J. clin. Endocr.— 1983,—Vol. 56,—P. 1016—1021.

31. Djursing H., Hagen C. et al.//Clin. Endocr.— 1985.— Vol. 23, N 2,— P. 147—154.

32. Djursing H. II Dan. med. Bull.— 1987.— Vol. 34, N 3.— P. 139—147.

33. Forman L. J., Marquis D. E., Stevens R. et al. // Diabetes.— 1985,—Vol. 34,—P. 1104—1107.

34. Gens E., Michaelis D. // Exp. clin. Endocr.— 1990.— Vol. 95, N 1.— P. 97—104.

35. Glund C., Madsbad S., Krarup T.. Bennett P. // Acta endocr. (Kbh.).—1982,—Vol. 100, N 3.—P. 406—409.

36. Gurr S., Kobs K-, Steindel E. // Zbl. Gynak.— 1986.— Bd 108, N 23,— S. 1420—1424.

37. Hako L. S.. Lee D. IF., Singh R. N. P. et al.// J. clin. Endocr.— 1990,—Vol. 71, N 2,—P. 379.

38. Harrower A. D. B. // Postgrad, med. J.— 1980.— Vol. 56.— P. 481—484.

39. Honda M., Omori Y., Hirata Y.//J. Jap. Diabet. Soc.— 1980,— Vol. 23, N 7,— P. 697—704.

40. House IF. C., Pendleton L. // Postgrad. Med.— 1986.— Vol. 79, N 5,— P. 227—235.

41. lackson R. L. // Pediat. Clin. N. Amer.— 1984.— Vol. 31,— P. 545—567.

42. Jensen S. S.//Arch. Sex. Behav.— 1986.—Vol. 15, N 4.— P. 271—283.

43. Jensen S. B. // Acta med. scand.— 1986.— Vol. 219, N I.— P. 73—78.

44. King T. S., Rohrbach D. H., Miller A. L., Morgan W. IT. // Biomed. Res.—1987.—Vol. 8, N 3.—P. 137—143.

45. Kirchick H. L., Keyes P. L., Frye D. E. // Endocrinology.— 1978,—Vol. 102, N 12,—P. 1867—1873.

46. Knowles H. C.//Med. Clin. N. Amer.— 1971.— Vol. 55, N 4,— P. 975—992.

47. Komorowski J. M., Komorowski A., Drlatkourak H. et al.//Exp. clin. Endocr.— 1985.— Vol. 85, N 3.— P. 326—330.

48. Liu F. T. Y., Lin H. S., Johnson D. C. // Endocrinology.— 1972,— Vol. 91,— P. 1172.

49. Luborsky J. L. et al. // J. clin. Endocr.— 1990.— Vol. 70, N 1,— P. 69.

50. Oehninger S., Hofmann G. E., Kreiner D. et al. // Fertil. and Steril.—1990,—Vol. 53, N 4,—P. 741 — 743.

51. O’Hare J. A., Eichold В. H. II. Vignati L. // Amer. J. Med.— 1987,—Vol. 83, N 6.— P. 1080—1084.

52. Poretsky L., Kalin M. F. //Endocr. Rev.— 1987.— Vol. 8,— P. 132.

53. Prelevic G. M. et al. // Arch. Gynec. Obstet.— 1987.— Vol. 244, N 3,— P. 145—149.

54. Prelevic G. M., Wiirzburger M. I., Per it L. A. // Ibid.—1989. — Vol. 244, N 4,— P. 207-213.

55. Schreiner-Engel P., Schiavi R. C., Vietcrisz D., Smith H. // J. psychosom. Res.— 1987,—Vol. 31, N 1.—P. 23—33.

56. Sieradzki JStanuch H., Golda IF. et al. // Horm. Metab. Res.— 1987,—Vol. 19, N 5.—P. 208—211.

57. Slob A. K., Koster J. et al.//J. Sex. Marital Ther.—1990. — Vol. 16, N 2,— P. 59—69.

58. Valimaki M., Liewendahl K-, Nikkanen P. // Scand. J. clin. lab. Invest.— 1991.—Vol. 51, N 4.— P. 385— 393.

59. Wurzburger M. L, Prelevic G. M., Sonksen P. H. et al. // Clin. Endocr. (Oxf).—1990,—Vol. 32, N 6,— P. 799—807.

60. Zumoff B., Miller L., Poretsky L. et al. // Steroids.— 1990.— Vol. 55, N 12,— P. 560—564.


Почему это важно и как это определить

Curr Opin Obstet Gynecol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2013 7 марта.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC35

NIHMSID: NIHMS180945

Ричард С. Легро

Кафедра акушерства и гинекологии, Колледж государственного университета Пенсильвании , PA

Ричард С. Легро, кафедра акушерства и гинекологии, Медицинский колледж государственного университета Пенсильвании, Херши, штат Пенсильвания;

Автор, ответственный за переписку: Ричард С.Легро, доктор медицины, отделение акушерства и гинекологии, Государственный медицинский колледж Пенсильвании, M.S. Медицинский центр Херши, 500 University Drive, h203, Hershey, PA 17033, Телефон: (717) 531-8478, Факс: (717) 531-6286, [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Цель обзора

Изучить значение инсулинорезистентности для здоровья женщин и рассмотреть методы ее диагностики.

Последние результаты

Клинические фенотипы в сочетании со стандартными клиническими биохимическими анализами, i.е. метаболический синдром остается ключевым методом диагностики инсулинорезистентности в клинической практике. Аллели-кандидаты от диабета 2 типа имеют небольшую прогностическую ценность для сердечно-сосудистых событий, помимо традиционных факторов риска. Простые факторы окружающей среды, такие как нерегулярная частота приема пищи, по-видимому, увеличивают риск метаболического синдрома и требуют более тщательного изучения. Осложнения беременности, особенно гестационный диабет и преэклампсия у матери и преждевременные роды у плода, являются событиями, которые предполагают повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний в будущем у пострадавших.

Резюме

Клинические фенотипы инсулинорезистентности позволяют идентифицировать женщин с риском перинатальных и репродуктивных осложнений.

Ключевые слова: метаболический синдром, диабет, сердечно-сосудистые заболевания

Введение

В этой статье будут рассмотрены ключевые статьи предыдущего года, в которых подчеркивается роль инсулинорезистентности в здоровье женщин. В статье сначала будет обсуждаться признание инсулинорезистентности и относительная роль клинических и биохимических фенотипов с акцентом на использование клинических фенотипов, таких как метаболический синдром.Затем статья будет посвящена инсулинорезистентности на протяжении всего жизненного цикла женщины от беременности до полового созревания и менопаузы и ее реакции на лечение.

Признание инсулинорезистентности в клинической практике

Признание инсулинорезистентности в клинической практике в основном связано с распознаванием ожирения и, во вторую очередь, метаболического синдрома. Самый быстрый и простой способ распознать ожирение — это рассчитать индекс массы тела каждого пациента при каждом посещении (кг / м2). Это можно сделать с помощью колесиков, калькуляторов или большинства современных весов.Вторично следует обследовать пациентов с избыточным весом (ИМТ> 25) на наличие метаболического синдрома. Метаболический синдром — это совокупность признаков и симптомов, которые определяют женщин с риском развития диабета 2 типа и, скорее всего, сердечно-сосудистых заболеваний. К ним относятся два биометрических фактора: окружность талии (≥ 35 дюймов) и артериальное давление (≥ 130/85), а также три биохимических фактора, которые измеряются в крови натощак: глюкоза (≥ 100 мг / дл), Х-ЛПВП (≤ 50 мг. / дл) и триглицериды (≥ 150 мг / дл). Это стало синонимом клинического фенотипа инсулинорезистентности.

Многие также рекомендовали добавить 2-часовой тест на толерантность к глюкозе по 75 г к определению метаболического синдрома. Чаще всего внимание сосредоточено на двухчасовой стоимости. Однако недавняя работа была сосредоточена на часовом уровне, когда концентрация глюкозы в плазме является сильным предиктором будущего риска диабета 2 типа (1). Однако у обозначения метаболического синдрома и его клинической пользы есть свои недоброжелатели. Существует некоторая озабоченность по поводу того, насколько хорошо синдром выявляет лиц с риском сердечных приступов (хотя прогностическая ценность диабета высока) (2 *).Тем не менее предыдущая работа показала, что наиболее вероятны гендерные различия в прогностической ценности метаболического синдрома и что женщины с центростремительным ожирением в сочетании с высоким уровнем триглицеридов подвергаются особенно высокому риску сердечно-сосудистых событий.

Клиническое измерение инсулина для диагностики инсулинорезистентности в определенной степени отошло на второй план, за исключением редких случаев тяжелых синдромов инсулинорезистентности с ранним и болезненным началом (например, лепрекона, липодситрофия и т. Д.)) или предполагаемых состояниях избытка инсулина, таких как инсулиномы. Отчасти сложность рутинного измерения уровней инсулина заключается в большом разнообразии анализов инсулина без единого общепринятого анализа золотого стандарта. Это в некоторой степени аналогично низкой чувствительности большинства анализов андрогенов к повышенным уровням, обнаруживаемым при большинстве расстройств с избытком андрогенов у женщин, чаще всего при СПКЯ. Споры о том, какой клинический тест направить для диагностики инсулинорезистентности, закончились, и проигравшим остается инсулин.Исследование, изучающее несколько анализов инсулина и полезность оценок HOMA-IR (на основе уровней глюкозы и инсулина натощак), показало, что инсулинорезистентность варьировалась от 0,8 до 2,0 (P = 0,0007), от 1,9 до 3,2 (P = 0,842) и от От 1,5 до 2,9 (P <0,0001), соответственно, т.е. более чем двукратное изменение HOMA (3). Также существует вариабельность любого теста на инсулинорезистентность у одного и того же человека, и отклонения в тестах могут нормализоваться из года в год (4).

Другие маркеры инсулинорезистентности

Продолжаются поиски другого сывороточного маркера с хорошей прогностической способностью для выявления лиц с наибольшим риском патологических событий.Поиск расширился, поскольку каждый орган потенциально является мишенью для патофизиологических изменений из-за резистентности к инсулину, и, кроме того, каждый орган был признан эндокринным органом, то есть он общается с другими тканями через эндокринные сигналы. На самом деле открытие лептина и его роли в аппетите и энергетическом гомеостазе послужило толчком к открытию других адипокинов, и жир быстро обогнал все другие эндокринные органы в качестве нашей «самой большой» эндокринной железы. Теперь внимание сосредоточено на кишечнике, мире инкретинов и, в последнее время, костях, поскольку мы узнаем, что существуют аналогичные пути реакции и бесчисленное множество эффектов на эти системы органов.

Адипокины по-прежнему вызывают большой интерес. Следует отметить, что существуют адипокины с различным и противоположным действием, например, резистин связан с повышением инсулинорезистентности, а апипонектин — с понижением (то есть благоприятным гормоном) (5). Было показано, что предоперационная концентрация HMW-адипонектина независимо предсказывает потерю массы тела и жировой массы после бариатрической операции (6). Кроме того, положительные эффекты вина были связаны с увеличением производства адипоцитов адипонектина (7).Адипонектин, в отличие от лептина, увеличивается, когда у детей с ожирением вводится изменение образа жизни (8). Было обнаружено, что он, наряду с уровнем инсулина, позволяет прогнозировать развитие гестационного диабета на 11 неделе беременности (9). Тем не менее ценность адипонектина как независимого предиктора сердечных событий продолжает подвергаться сомнению (10).

Было обнаружено, что кость секретирует гормон, остеокальцин, который связан с повышенной чувствительностью к инсулину и может опосредоваться этим гормоном, хотя механизмы не были четко определены (10).На дальнейший метаболизм железа влияет инсулинорезистентность, что лучше всего иллюстрирует связь инсулинорезистентности и диабета с гемохроматозом. Повышенный уровень ферритина коррелирует с инсулинорезистентностью и чаще встречается у людей с метаболическим синдромом (11).

Возможно, наиболее важным маркером инсулинорезистентности является клиническая патология. Постоянное внимание уделяется связи между резистентностью к инсулину и другими синдромами и состояниями. Нарушения сна, включая нарушение дыхания во сне, апноэ во сне и непродолжительный сон, по-прежнему связаны с инсулинорезистентностью (12), что хорошо задокументировано у женщин с СПКЯ (13), но также чаще встречается у детей из групп риска. факторы (14).

Причина резистентности к инсулину

Основным прорывом в идентификации генов, участвующих в резистентности к инсулину, по-прежнему является поиск кандидатов в исследованиях полногеномных ассоциаций, которые были опубликованы за последние несколько лет. К сожалению, аллели риска имели относительно низкую прогностическую ценность при идентификации лиц, подверженных риску диабета, по крайней мере, по сравнению с традиционными клиническими факторами риска (15 **), хотя значение может улучшиться с более длительным периодом наблюдения (16 **) .Кроме того, они не идентифицировали тех людей, у которых может развиться диабет, которые участвовали в Программе профилактики диабета (17 *). Таким образом, в настоящее время клиническая роль в использовании этих потенциальных аллелей риска в клинической медицине невелика.

В интересной статье исследуется взаимосвязь между инсулинорезистентностью и дислипидемией у людей с мутацией в рецепторе инсулина и у людей с пострецепторной мутацией. Они обнаружили, что люди с мутациями рецептора инсулина имели нормальные уровни ХС-ЛПВП и низкие уровни триглицеридов, и только люди с мутациями пострецепторного пути (например, AKT2) имели дислипидемию (18).Вероятно, пострецепторный механизм объясняет избирательную чувствительность тканей к инсулину, обнаруженную при СПКЯ (19)

Поиск влияния окружающей среды продолжается. Разрушители окружающей среды продолжают изучаться как потенциальные факторы, способствующие развитию инсулинорезистентности, но это почти так же, как эти исследования существуют в параллельной вселенной и никогда не доходят до клиники. Одно исследование обнаружило неблагоприятное влияние на риск диабета при повышении уровня бисфенола А в моче (20). Загрязнение воздуха было связано с увеличением краткосрочной сердечно-сосудистой заболеваемости и репродуктивными нарушениями.Недавно было показано, что воздействие выхлопных газов дизельного двигателя вызывает острую вазоконстрикцию, что является возможным медиатором повышенного риска событий (21)

Возможно, самым большим экологическим фактором остается сидячий образ жизни и наше питание. Время просмотра телевизора является четким предиктором метаболического синдрома, и этот эффект более выражен у женщин. По сравнению с субъектами, которые смотрели телевизор менее 14 часов в неделю, у тех, кто смотрел телевизор более 20 часов в неделю, был 1,50-кратный (95% доверительный интервал (ДИ): 1,10, 2,03) риск для мужчин и 1.93-кратный (95% ДИ: 1,37, 2,71) риск метаболического синдрома для женщин с поправкой на физическую активность и другие коварианты (22). Род занятий также влияет на риски преимущественно у женщин. Среди женщин, скорректированная по возрасту распространенность метаболического синдрома была выше у рабочих, чем у белых воротничков, но эта разница не была очевидна среди мужчин (23). Нерегулярное питание способствует развитию инсулинорезистентности и риску метаболического синдрома: регулярное питание снижает риск метаболического синдрома на 60–70% (24 *).Различные молочные продукты могут иметь различную связь с метаболическим синдромом. Одна группа обнаружила значительную обратную связь между потреблением цельного молока, йогурта, кальция и магния и нарушениями обмена веществ. Отношение шансов для еще одной ежедневной порции йогурта и 100 мг Mg для метаболического синдрома составило 0,40 (95% ДИ: 0,18, 0,89) и 0,83 (95% ДИ: 0,72, 0,96), соответственно. Противоположное было обнаружено в отношении потребления сыра, нежирного молока и фосфора (25).

Продолжительность жизни инсулинорезистентности у женщин

Продолжительность жизни инсулинорезистентности восходит к зачатию, и все больше внимания уделяется как внутриутробной среде, так и ее влиянию на плод, а также динамическому состоянию беременности, как и провокационный тест на будущую материнскую заболеваемость.Начиная с последнего, уже давно известно, что одним из самых серьезных факторов риска развития диабета 2 типа является гестационный диабет в анамнезе, и, кроме того, существуют этнические различия, от которых непропорционально страдают меньшинства, и что прогрессирование происходит быстрее, чем у нас. подумал. Непереносимость глюкозы была недавно идентифицирована как предиктор преждевременных родов у китайских женщин, перенесших ЭКО (26).

Аналогичным образом увеличилось количество документов о том, что гипертонические расстройства во время беременности выявляют женщин с риском последующих заболеваний.Наиболее убедительные данные были получены из норвежского регистра беременных, в котором преэклампсия является маркером повышенного риска последующего терминального заболевания почек, хотя абсолютный риск был низким (27 **). Существовавшая ранее инсулинорезистентность и метаболический синдром во время беременности связаны с повышенным риском преэклампсии (28) и эклампсии (29). Об этом также свидетельствует повышенный риск гестационного диабета и преэклампсии у женщин с липодситрофией (30). У исландских женщин с преэклампсией в анамнезе уровень СРБ был выше, чем у женщин в постменопаузе (31).Одна группа изучала моделирование факторов риска, связанных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, и оценила в три раза больший риск у женщин с преэклампсией (32). Существует семейная предрасположенность, поскольку у женщин с преэклампсией родители имеют повышенный уровень глюкозы, ожирение и признаки сердечно-сосудистых заболеваний (33). Аналогичным образом у детей женщин с СПКЯ наблюдаются признаки гиперинсулинемии и метаболической дисфункции (34, 35).

Гипотеза Баркера предполагает, что ограничения во внутриутробном питании накладывают отпечаток на резистентность к инсулину у плода и шунтируют энергию в направлении жизненно важных функций мозга и от других систем органов (например, скелетных мышц), что приводит к уменьшению плода, и что дальнейший послеродовой избыток питания приводит к чрезмерное накопление жировых отложений у этих детей и, в конечном итоге, повышенный риск развития диабета и атеросклероза у взрослых.Эту гипотезу подтверждают вмешательства, улучшающие результаты. Одно многоцентровое исследование обеспечило сбалансированную белково-калорийную добавку (2,51 МДж, 20 г белка в день для беременных женщин и детей дошкольного возраста в возрасте до 6 лет, что, как было обнаружено, увеличивает рост и улучшает сердечно-сосудистое здоровье подростков в среде, лишенной питательных веществ, в Индии (36). • Большая часть лишнего веса до полового созревания набирается в возрасте до 5 лет (37). Это же исследование показало, что вес в возрасте 5 лет не имеет тесной связи с массой тела при рождении, а вместо этого позволяет точно прогнозировать вес в возрасте 9 лет.Преждевременные роды могут добавить дополнительный фактор риска, помимо нарушения внутриутробного развития, к риску диабета и гипертонии (38).

Осложнения беременности в стороне и, учитывая популяцию женщин репродуктивного возраста, диагноз СПКЯ по-прежнему позволяет выявить резервуар женщин, более склонных к метаболическому синдрому (39). Ожирение увеличивает риск, так что СПКЯ может не повышать кардиометаболический риск у подростков (40) или женщин с нормальным весом (41).

Менопауза и ее переходный период связаны с повышенным риском развития инсулинорезистентности и метаболического синдрома.Важное исследование SWAN (Исследование женского здоровья в разных странах) показало, что шансы развития метаболического синдрома в год были выше в перименопаузе 1,45 (95% доверительный интервал, 1,35–1,56), чем после менопаузы, 1,24 (95% доверительный интервал). , 1.18–1.30) (P <.001) (42 **). Повышение уровня биодоступного тестостерона или снижение уровня глобулина, связывающего половые гормоны, также увеличивало шансы. Риск развития метаболического синдрома также увеличивается после хирургической менопаузы (43).Эти исследования подчеркивают важность скрининга женщин на раннем этапе менопаузального перехода и сразу после хирургической менопаузы на предмет метаболического синдрома, учитывая их повышенный сердечно-сосудистый риск.

РЕЗЮМЕ

Резистентность к инсулину по-прежнему имеет многочисленные неблагоприятные последствия для здоровья женщины от беременности до плода и женщины в период менопаузы. Скрининг должен быть сосредоточен на распознавании метаболического синдрома и его компонентов, т. Е. Центростремительного ожирения, гипертонии, гипергликемии и дислипидемии.Множество состояний, включая гипертонические и гипергликемические расстройства беременности и СПКЯ, должны побуждать клиницистов к усилению эпиднадзора за диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копированию, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

ССЫЛКИ

1. Абдул-Гани М.А., Абдул-Гани Т., Али Н., Дефронзо Р.А. Часовая концентрация глюкозы в плазме и метаболический синдром определяют пациентов с высоким риском развития диабета 2 типа в будущем. Уход за диабетом. 2008. 31: 1650–1655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2. Sattar N, McConnachie A, Shaper AG, Blauw GJ, Buckley BM, de Craen AJ и др.Может ли метаболический синдром предсказать сердечно-сосудистые заболевания и диабет? Данные результатов двух проспективных исследований. Ланцет. 2008; 371: 1927–1935. [PubMed] [Google Scholar] В этом исследовании изучалась прогностическая ценность метаболического синдрома и сердечно-сосудистых заболеваний в двух больших когортах. Это было сильным прогностическим фактором диабета в обоих, но только слабо предсказывающим сердечно-сосудистые заболевания в одном и не в другом. Беспокоит то, что одна из когорт состояла только из мужчин. Мэнли С.Е., Луцио С.Д., Страттон И.М., Уоллес TM, Кларк П.М.Преаналитические, аналитические и вычислительные факторы влияют на оценки модели гомеостаза. Уход за диабетом. 2008; 31: 1877–1883. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Горан М.И., переулок C, Толедо-Коррал C, Вайгенсберг MJ. Сохранение преддиабета у латиноамериканских детей с избыточным весом и ожирением: связь с прогрессирующей инсулинорезистентностью, плохой функцией бета-клеток и увеличением висцерального жира. Диабет. 2008; 57: 3007–3012. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Хиверт М.Ф., Салливан Л.М., Фокс С.С., Натан Д.М., Д’Агостино Р.Б., старший, Уилсон П.В. и др.Связь адипонектина, резистина и фактора некроза опухоли альфа с инсулинорезистентностью. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3165–3172. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Swarbrick MM, Stanhope KL, Austrheim-Smith IT, Van Loan MD, Ali MR, Wolfe BM и др. Продольные изменения гормонов поджелудочной железы и адипоцитов после операции шунтирования желудка по Ру. Диабетология. 2008; 51: 1901–1911. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Йостен М.М., Бьюленс Дж. В., Керстен С., Хендрикс Х. Ф.Умеренное употребление алкоголя увеличивает чувствительность к инсулину и экспрессию ADIPOQ у женщин в постменопаузе: рандомизированное перекрестное исследование. Диабетология. 2008. 51: 1375–1381. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. Камбули В.М., Мусиу М.К., Инкани М., Падери М., Серпе Р., Маррас В. и др. Оценка адипонектина и лептина как биомаркеров положительных метаболических исходов после изменения образа жизни у детей с избыточным весом и ожирением. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3051–3057. [PubMed] [Google Scholar] 9.Георгиу Х.М., Лаппас М., Георгиу Г.М., Марита А., Брайант В.Дж., Хискок Р. и др. Скрининг на биомаркеры, позволяющие прогнозировать гестационный сахарный диабет. Acta Diabetol. 2008. 45: 157–165. [PubMed] [Google Scholar] 10. Саттар Н, Нельсон С.М. Адипонектин, диабет и ишемическая болезнь сердца у пожилых людей: разгадывая парадокс. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3299–3301. [PubMed] [Google Scholar] 11. Brudevold R, Hole T, Hammerstrom J. Гиперферритинемия связана с инсулинорезистентностью и ожирением печени у пациентов без перегрузки железом.PLoS ONE. 2008; 3: e3547. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Холл М.Х., Малдун М.Ф., Дженнингс-младший, Байсс диджей, Флори Дж.Д., Манук С.Б. Самостоятельно сообщаемая продолжительность сна связана с метаболическим синдромом у взрослых людей среднего возраста. Спать. 2008. 31: 635–643. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Тасали Э., Ван Каутер Э., Эрманн Д.А. Связь между нарушением дыхания во сне и метаболизмом глюкозы при синдроме поликистозных яичников. J Clin Endocrinol Metab. 2006; 91: 36–42. [PubMed] [Google Scholar] 14.Nakra N, Bhargava S, Dzuira J, Caprio S, Bazzy-Asaad A. Нарушение дыхания во сне у детей с метаболическим синдромом: роль лептина и активности симпатической нервной системы и эффект постоянного положительного давления в дыхательных путях. Педиатрия. 2008; 122: e634 – e642. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Meigs JB, Shrader P, Sullivan LM, McAteer JB, Fox CS, Dupuis J, et al. Оценка генотипа в дополнение к общим факторам риска для прогнозирования диабета 2 типа. N Engl J Med. 2008; 359: 2208–2219.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] В зависимости от вашей точки зрения, эта и следующие статьи были либо обнадеживающими, либо разочаровывающими. Те, кто ожидал от геномной революции нового инструмента с большей чувствительностью и предсказательной ценностью, были разочарованы. Аллели действительно предсказывали диабет, но ненамного лучше, чем клинические факторы риска. Результаты обнадеживают для тех, кто полагается только на клинические факторы риска. Лиссенко В., Йонссон А., Альмгрен П., Пулицци Н., Исомаа Б., Туоми Т. и др.Клинические факторы риска, варианты ДНК и развитие диабета 2 типа. N Engl J Med. 2008; 359: 2220–2232. [PubMed] [Google Scholar] Это исследование показало, что в краткосрочной перспективе клинические факторы риска были столь же хороши, как и генетический профиль риска в прогнозировании развития диабета, хотя возможности генетического профилирования риска со временем улучшались. Мур А.Ф., Яблонски К.А., Макатир Дж. Б., Саксена Р., Поллин Т.И., Фрэнкс П.В. и др. Расширение сканирования ассоциаций диабета 2 типа по всему геному привело к появлению Программы профилактики диабета.Диабет. 2008. 57: 2503–2510. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] В этом исследовании изучалась взаимосвязь между генами диабета 2 типа, группой лечения и возможным развитием диабета в рамках этого клинического исследования. Им не удалось воспроизвести предсказательные результаты полногеномных ассоциативных исследований. Семпл Р.К., Сани А., Мургатройд П.Р., Адамс К.А., Блак Л., Джексон С. и др. Пострецепторная инсулинорезистентность способствует развитию дислипидемии и стеатоза печени у человека. J Clin Invest.2009. 119: 315–322. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19. Чьяралди Т.П., Арода В., Мудальяр С., Чанг Р.Дж., Генри Р.Р. Синдром поликистозных яичников связан с тканевыми различиями в инсулинорезистентности. J Clin Endocrinol Metab. 2009. 94: 157–163. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Ланг И.А., Галлоуэй Т.С., Скарлетт А., Хенли В.Е., Депледж М., Уоллес Р.Б. и др. Связь концентрации бисфенола А в моче с заболеваниями и лабораторными отклонениями у взрослых. Джама.2008; 300: 1303–1310. [PubMed] [Google Scholar] 21. Перец А., Салливан Дж. Х., Леотта Д. Ф., Тренга Калифорния, Сэндс Ф. Н., Аллен Дж. И др. Вдыхание выхлопных газов дизельного топлива вызывает острую вазоконстрикцию in vivo. Перспектива здоровья окружающей среды. 2008; 116: 937–942. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Chang PC, Li TC, Wu MT, Liu CS, Li CI, Chen CC и др. Связь между просмотром телевидения и риском метаболического синдрома у местного населения. BMC общественное здравоохранение. 2008; 8: 193. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23.Санчес-Чапарро М.А., Кальво-Боначо Э., Гонсалес-Квинтела А., Фернандес-Лабандера С., Кабрера М., Сайнс Дж. К. и др. Профессиональные различия в распространенности метаболического синдрома. Уход за диабетом. 2008; 31: 1884–1885. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Сьерра-Джонсон Дж., Унден А.Л., Линестранд М., Розелл М., Шегрен П., Колак М. и др. Нерегулярное питание: новый экологический фактор риска метаболического синдрома. Ожирение (Серебряная весна) 2008; 16: 1302–1307. [PubMed] [Google Scholar] Это исследование было проведено в Швеции и основывалось на анкетировании, но имело большую выборку.В ходе исследования было обнаружено, что скорректированное отношение шансов (OR) наличия наибольшего количества компонентов метаболического синдрома у субъектов, регулярно употребляющих пищу, составило 0,27 (95% доверительный интервал (ДИ) 0,13–0,54) для субъектов, которые не соответствовали никаким критериям. для метаболического синдрома в качестве контрольной группы. Это довольно примечательное открытие, очевидно, необходимы дальнейшие исследования, чтобы увидеть, что происходило в нерегулярной группе (например, перекусы, фастфуд, малоподвижный образ жизни ??). Бейдун М.А., Гэри Т.Л., Кабальеро Б.Х., Лоуренс Р.С., Ческин Л.Дж., Ван Ю.Этнические различия в потреблении молочных продуктов и связанных с ними питательных веществ среди взрослых в США и их связь с ожирением, центральным ожирением и метаболическим синдромом. Am J Clin Nutr. 2008; 87: 1914–1925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Wei HJ, Young R, Kuo IL, Liaw CM, Chiang HS, Yeh CY. Оральный тест на толерантность к глюкозе с отклонениями от нормы до зачатия позволяет прогнозировать неблагоприятный исход беременности после цикла экстракорпорального оплодотворения. Fertil Steril. 2008; 90: 613–618. [PubMed] [Google Scholar] 27. Vikse BE, Irgens LM, Leivestad T, Skjaerven R, Iversen BM.Преэклампсия и риск терминальной стадии почечной недостаточности. N Engl J Med. 2008; 359: 800–809. [PubMed] [Google Scholar] Сильной стороной этого исследования является размер реестра и возможность отслеживать события в Норвегии, что устраняет многие критические замечания к исследованиям случай / контроль, которые были сосредоточены на сосудистых событиях у женщин с преэклампсией. У этих женщин существует реальный, но абсолютно небольшой риск терминальной стадии почечной недостаточности. Лампинен К.Х., Роннбак М., Груп П.Х., Каая Р.Дж. Связь между чувствительностью к инсулину и расширением сосудов у женщин с преэкламптической беременностью в анамнезе.Гипертония. 2008. 52: 394–401. [PubMed] [Google Scholar] 29. Исэдзуо С.А., Экеле Б.А. Сравнение переменных метаболического синдрома у беременных с эклампсией и без нее. J Natl Med Assoc. 2008. 100: 1059–1062. [PubMed] [Google Scholar] 30. Vantyghem MC, Vincent-Desplanques D, Defrance-Faivre F, Capeau J, Fermon C, Valat AS и др. Фертильность и акушерские осложнения у женщин с семейной частичной липодистрофией, связанной с LMNA. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 2223–2229. [PubMed] [Google Scholar] 31.Hubel CA, Powers RW, Snaedal S, Gammill HS, Ness RB, Roberts JM и др. Уровень С-реактивного белка повышается через 30 лет после экламптической беременности. Гипертония. 2008. 51: 1499–1505. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Смит Г. Н., Уокер М. С., Лю А., Вен С. В., Свансбург М., Рамшоу Н. и др. В анамнезе преэклампсия выявляются женщины, у которых есть основные факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Am J Obstet Gynecol. 2009; 200: 58. е1-8. [PubMed] [Google Scholar] 33. Берендс А.Л., де Гроот С.Дж., Сиджбрандс Э.Дж., Си М.П., ​​Беннехей С.Х., Пал Р. и др.Общие конституциональные риски сосудистых осложнений беременности у матери и сердечно-сосудистых заболеваний в будущем. Гипертония. 2008; 51: 1034–1041. [PubMed] [Google Scholar] 34. Рекабаррен С.Е., Смит Р., Риос Р., Маликео М., Эчибуру Б., Коднер Е. и др. Метаболический профиль у сыновей женщин с синдромом поликистозных яичников (Pcos) J Clin Endocrinol Metab. 2008 [PubMed] [Google Scholar] 35. Кент С.К., Гнатук С.Л., Кунсельман А.Р., Демерс Л.М., Ли П.А., Легро Р.С. Гиперандрогения и гиперинсулинизм у детей женщин с синдромом поликистозных яичников: контролируемое исследование.J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 1662–1669. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Кинра С., Рамешвар Сарма К.В., Гафорунисса, Менду В.В., Равикумар Р., Мохан В. и др. Влияние интеграции дополнительного питания с программами общественного здравоохранения во время беременности и в раннем детстве на риск сердечно-сосудистых заболеваний у сельских индийских подростков: долгосрочное наблюдение за исследованием питания в Хайдарабаде. BMJ. 2008; 337: а605. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Это важное доказательство концептуального исследования, т.е.е. что дополнительное питание во время беременности и в раннем детстве способствует дальнейшему нормальному росту и защищает от последующих сердечно-сосудистых заболеваний. Конечно, критика заключается в том, что трудно разделить преимущества добавок для беременных и младенцев и относительно мягкие конечные точки, которые были изучены. Гарднер Д.С., Хоскинг Дж., Меткалф Б.С., Джеффри А.Н., Фосс Л.Д., Уилкин Т.Дж. Вклад раннего набора веса в избыточный вес у детей и метаболическое здоровье: продольное исследование (EarlyBird 36) Pediatrics.2009; 123: e67 – e73. [PubMed] [Google Scholar] 38. Rotteveel J, van Weissenbruch MM, Twisk JW, Delemarre-Van de Waal HA. Модели роста младенцев и детей, чувствительность к инсулину и артериальное давление у недоношенных молодых людей. Педиатрия. 2008. 122: 313–321. [PubMed] [Google Scholar] 39. Куссонс А.Дж., Уоттс Г.Ф., Берк В., Шоу Дж. Э., Зиммет П.З., Стаки Б.Г. Кардиометаболический риск при синдроме поликистозных яичников: сравнение различных подходов к определению метаболического синдрома. Hum Reprod. 2008. 23: 2352–2358.[PubMed] [Google Scholar] 40. Росси Б., Сукалич С., Дроз Дж., Гриффин А., Кук С., Блюмкин А. и др. Распространенность метаболического синдрома и связанных с ним характеристик у подростков с ожирением с синдромом поликистозных яичников и без него. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 4780–4786. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Кетель И.Дж., Стехувер С.Д., Серн Э.Х., Корсен Т.Дж., Хомпес П.Г., Смолдерс Ю.М. и др. Женщины с ожирением, но не с нормальным весом, с синдромом поликистозных яичников, характеризуются метаболической и микрососудистой резистентностью к инсулину.J Clin Endocrinol Metab. 2008 [PubMed] [Google Scholar] 42. Янссен И., Пауэлл Л.Х., Кроуфорд С., Ласли Б., Саттон-Тиррелл К. Менопауза и метаболический синдром: исследование женского здоровья в стране. Arch Intern Med. 2008. 168: 1568–1575. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Это исследование чрезвычайно важно, поскольку оно подчеркивает, что метаболический синдром действительно начинает развиваться во время перименопаузы, раньше, чем многие предполагали. Во-вторых, связь с более высоким уровнем тестостерона интригует и поднимает старый вопрос о курице и яйце: что к чему.43. Michelsen TM, Pripp AH, Tonstad S, Trope CG, Dorum A. Метаболический синдром после снижающей риск сальпингоофорэктомии у женщин с высоким риском наследственного рака яичников груди: контролируемое обсервационное исследование. Eur J Cancer. 2009; 45: 82–89. [PubMed] [Google Scholar]

Почему это важно и как это определить

Curr Opin Obstet Gynecol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2013 7 марта.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC35

NIHMSID: NIHMS180945

Ричард С.Legro

Кафедра акушерства и гинекологии, Медицинский колледж Государственного университета Пенсильвании, Херши, Пенсильвания

Ричард С. Легро, Кафедра акушерства и гинекологии, Медицинский колледж Государственного университета Пенсильвании, Херши, Пенсильвания;

Автор, ответственный за переписку: Ричард С. Легро, доктор медицины, кафедра акушерства и гинекологии, Государственный медицинский колледж Пенсильвании, M.S. Медицинский центр Херши, 500 University Drive, h203, Hershey, PA 17033, телефон: (717) 531-8478, факс: (717) 531-6286, ude.usp @ 1LSR См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Цель обзора

Изучить значение инсулинорезистентности для здоровья женщин и рассмотреть методы ее диагностики.

Последние результаты

Клинические фенотипы в сочетании со стандартными клиническими биохимическими анализами, то есть метаболический синдром, остаются ключевым методом диагностики инсулинорезистентности в клинической практике. Аллели-кандидаты от диабета 2 типа имеют небольшую прогностическую ценность для сердечно-сосудистых событий, помимо традиционных факторов риска.Простые факторы окружающей среды, такие как нерегулярная частота приема пищи, по-видимому, увеличивают риск метаболического синдрома и требуют более тщательного изучения. Осложнения беременности, особенно гестационный диабет и преэклампсия у матери и преждевременные роды у плода, являются событиями, которые предполагают повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний в будущем у пострадавших.

Резюме

Клинические фенотипы инсулинорезистентности позволяют идентифицировать женщин с риском перинатальных и репродуктивных осложнений.

Ключевые слова: метаболический синдром, диабет, сердечно-сосудистые заболевания

Введение

В этой статье будут рассмотрены ключевые статьи предыдущего года, в которых подчеркивается роль инсулинорезистентности в здоровье женщин. В статье сначала будет обсуждаться признание инсулинорезистентности и относительная роль клинических и биохимических фенотипов с акцентом на использование клинических фенотипов, таких как метаболический синдром. Затем статья будет посвящена инсулинорезистентности на протяжении всего жизненного цикла женщины от беременности до полового созревания и менопаузы и ее реакции на лечение.

Признание инсулинорезистентности в клинической практике

Признание инсулинорезистентности в клинической практике в основном связано с распознаванием ожирения и, во вторую очередь, метаболического синдрома. Самый быстрый и простой способ распознать ожирение — это рассчитать индекс массы тела каждого пациента при каждом посещении (кг / м2). Это можно сделать с помощью колесиков, калькуляторов или большинства современных весов. Вторично следует обследовать пациентов с избыточным весом (ИМТ> 25) на наличие метаболического синдрома.Метаболический синдром — это совокупность признаков и симптомов, которые определяют женщин с риском развития диабета 2 типа и, скорее всего, сердечно-сосудистых заболеваний. К ним относятся два биометрических фактора: окружность талии (≥ 35 дюймов) и артериальное давление (≥ 130/85), а также три биохимических фактора, которые измеряются в крови натощак: глюкоза (≥ 100 мг / дл), Х-ЛПВП (≤ 50 мг. / дл) и триглицериды (≥ 150 мг / дл). Это стало синонимом клинического фенотипа инсулинорезистентности.

Многие также рекомендовали добавить 2-часовой тест на толерантность к глюкозе по 75 г к определению метаболического синдрома.Чаще всего внимание сосредоточено на двухчасовой стоимости. Однако недавняя работа была сосредоточена на часовом уровне, когда концентрация глюкозы в плазме является сильным предиктором будущего риска диабета 2 типа (1). Однако у обозначения метаболического синдрома и его клинической пользы есть свои недоброжелатели. Существует некоторая озабоченность по поводу того, насколько хорошо синдром выявляет лиц с риском сердечных приступов (хотя прогностическая ценность диабета высока) (2 *). Тем не менее предыдущая работа показала, что наиболее вероятны гендерные различия в прогностической ценности метаболического синдрома и что женщины с центростремительным ожирением в сочетании с высоким уровнем триглицеридов подвергаются особенно высокому риску сердечно-сосудистых событий.

Клиническое измерение инсулина для диагностики инсулинорезистентности в определенной степени отошло на второй план, за исключением редких случаев тяжелых синдромов инсулинорезистентности с ранним и болезненным началом (например, лепрехаунизм, липодситрофия и т. Д.) Или подозрения на избыток инсулина. такие состояния, как инсулиномы. Отчасти сложность рутинного измерения уровней инсулина заключается в большом разнообразии анализов инсулина без единого общепринятого анализа золотого стандарта. Это в некоторой степени аналогично низкой чувствительности большинства анализов андрогенов к повышенным уровням, обнаруживаемым при большинстве расстройств с избытком андрогенов у женщин, чаще всего при СПКЯ.Споры о том, какой клинический тест направить для диагностики инсулинорезистентности, закончились, и проигравшим остается инсулин. Исследование, изучающее несколько анализов инсулина и полезность оценок HOMA-IR (на основе уровней глюкозы и инсулина натощак), показало, что инсулинорезистентность варьировалась от 0,8 до 2,0 (P = 0,0007), от 1,9 до 3,2 (P = 0,842) и от От 1,5 до 2,9 (P <0,0001), соответственно, т.е. более чем двукратное изменение HOMA (3). Также существует вариабельность любого теста на инсулинорезистентность у одного и того же человека, и отклонения в тестах могут нормализоваться из года в год (4).

Другие маркеры инсулинорезистентности

Продолжаются поиски другого сывороточного маркера с хорошей прогностической способностью для выявления лиц с наибольшим риском патологических событий. Поиск расширился, поскольку каждый орган потенциально является мишенью для патофизиологических изменений из-за резистентности к инсулину, и, кроме того, каждый орган был признан эндокринным органом, то есть он общается с другими тканями через эндокринные сигналы. На самом деле открытие лептина и его роли в аппетите и энергетическом гомеостазе послужило толчком к открытию других адипокинов, и жир быстро обогнал все другие эндокринные органы в качестве нашей «самой большой» эндокринной железы.Теперь внимание сосредоточено на кишечнике, мире инкретинов и, в последнее время, костях, поскольку мы узнаем, что существуют аналогичные пути реакции и бесчисленное множество эффектов на эти системы органов.

Адипокины по-прежнему вызывают большой интерес. Следует отметить, что существуют адипокины с различным и противоположным действием, например, резистин связан с повышением инсулинорезистентности, а апипонектин — с понижением (то есть благоприятным гормоном) (5). Было показано, что предоперационная концентрация HMW-адипонектина независимо предсказывает потерю массы тела и жировой массы после бариатрической операции (6).Кроме того, положительные эффекты вина были связаны с увеличением производства адипоцитов адипонектина (7). Адипонектин, в отличие от лептина, увеличивается, когда у детей с ожирением вводится изменение образа жизни (8). Было обнаружено, что он, наряду с уровнем инсулина, позволяет прогнозировать развитие гестационного диабета на 11 неделе беременности (9). Тем не менее ценность адипонектина как независимого предиктора сердечных событий продолжает подвергаться сомнению (10).

Было обнаружено, что кость секретирует гормон, остеокальцин, который связан с повышенной чувствительностью к инсулину и может опосредоваться этим гормоном, хотя механизмы не были четко определены (10).На дальнейший метаболизм железа влияет инсулинорезистентность, что лучше всего иллюстрирует связь инсулинорезистентности и диабета с гемохроматозом. Повышенный уровень ферритина коррелирует с инсулинорезистентностью и чаще встречается у людей с метаболическим синдромом (11).

Возможно, наиболее важным маркером инсулинорезистентности является клиническая патология. Постоянное внимание уделяется связи между резистентностью к инсулину и другими синдромами и состояниями. Нарушения сна, включая нарушение дыхания во сне, апноэ во сне и непродолжительный сон, по-прежнему связаны с инсулинорезистентностью (12), что хорошо задокументировано у женщин с СПКЯ (13), но также чаще встречается у детей из групп риска. факторы (14).

Причина резистентности к инсулину

Основным прорывом в идентификации генов, участвующих в резистентности к инсулину, по-прежнему является поиск кандидатов в исследованиях полногеномных ассоциаций, которые были опубликованы за последние несколько лет. К сожалению, аллели риска имели относительно низкую прогностическую ценность при идентификации лиц, подверженных риску диабета, по крайней мере, по сравнению с традиционными клиническими факторами риска (15 **), хотя значение может улучшиться с более длительным периодом наблюдения (16 **) .Кроме того, они не идентифицировали тех людей, у которых может развиться диабет, которые участвовали в Программе профилактики диабета (17 *). Таким образом, в настоящее время клиническая роль в использовании этих потенциальных аллелей риска в клинической медицине невелика.

В интересной статье исследуется взаимосвязь между инсулинорезистентностью и дислипидемией у людей с мутацией в рецепторе инсулина и у людей с пострецепторной мутацией. Они обнаружили, что люди с мутациями рецептора инсулина имели нормальные уровни ХС-ЛПВП и низкие уровни триглицеридов, и только люди с мутациями пострецепторного пути (например, AKT2) имели дислипидемию (18).Вероятно, пострецепторный механизм объясняет избирательную чувствительность тканей к инсулину, обнаруженную при СПКЯ (19)

Поиск влияния окружающей среды продолжается. Разрушители окружающей среды продолжают изучаться как потенциальные факторы, способствующие развитию инсулинорезистентности, но это почти так же, как эти исследования существуют в параллельной вселенной и никогда не доходят до клиники. Одно исследование обнаружило неблагоприятное влияние на риск диабета при повышении уровня бисфенола А в моче (20). Загрязнение воздуха было связано с увеличением краткосрочной сердечно-сосудистой заболеваемости и репродуктивными нарушениями.Недавно было показано, что воздействие выхлопных газов дизельного двигателя вызывает острую вазоконстрикцию, что является возможным медиатором повышенного риска событий (21)

Возможно, самым большим экологическим фактором остается сидячий образ жизни и наше питание. Время просмотра телевизора является четким предиктором метаболического синдрома, и этот эффект более выражен у женщин. По сравнению с субъектами, которые смотрели телевизор менее 14 часов в неделю, у тех, кто смотрел телевизор более 20 часов в неделю, был 1,50-кратный (95% доверительный интервал (ДИ): 1,10, 2,03) риск для мужчин и 1.93-кратный (95% ДИ: 1,37, 2,71) риск метаболического синдрома для женщин с поправкой на физическую активность и другие коварианты (22). Род занятий также влияет на риски преимущественно у женщин. Среди женщин, скорректированная по возрасту распространенность метаболического синдрома была выше у рабочих, чем у белых воротничков, но эта разница не была очевидна среди мужчин (23). Нерегулярное питание способствует развитию инсулинорезистентности и риску метаболического синдрома: регулярное питание снижает риск метаболического синдрома на 60–70% (24 *).Различные молочные продукты могут иметь различную связь с метаболическим синдромом. Одна группа обнаружила значительную обратную связь между потреблением цельного молока, йогурта, кальция и магния и нарушениями обмена веществ. Отношение шансов для еще одной ежедневной порции йогурта и 100 мг Mg для метаболического синдрома составило 0,40 (95% ДИ: 0,18, 0,89) и 0,83 (95% ДИ: 0,72, 0,96), соответственно. Противоположное было обнаружено в отношении потребления сыра, нежирного молока и фосфора (25).

Продолжительность жизни инсулинорезистентности у женщин

Продолжительность жизни инсулинорезистентности восходит к зачатию, и все больше внимания уделяется как внутриутробной среде, так и ее влиянию на плод, а также динамическому состоянию беременности, как и провокационный тест на будущую материнскую заболеваемость.Начиная с последнего, уже давно известно, что одним из самых серьезных факторов риска развития диабета 2 типа является гестационный диабет в анамнезе, и, кроме того, существуют этнические различия, от которых непропорционально страдают меньшинства, и что прогрессирование происходит быстрее, чем у нас. подумал. Непереносимость глюкозы была недавно идентифицирована как предиктор преждевременных родов у китайских женщин, перенесших ЭКО (26).

Аналогичным образом увеличилось количество документов о том, что гипертонические расстройства во время беременности выявляют женщин с риском последующих заболеваний.Наиболее убедительные данные были получены из норвежского регистра беременных, в котором преэклампсия является маркером повышенного риска последующего терминального заболевания почек, хотя абсолютный риск был низким (27 **). Существовавшая ранее инсулинорезистентность и метаболический синдром во время беременности связаны с повышенным риском преэклампсии (28) и эклампсии (29). Об этом также свидетельствует повышенный риск гестационного диабета и преэклампсии у женщин с липодситрофией (30). У исландских женщин с преэклампсией в анамнезе уровень СРБ был выше, чем у женщин в постменопаузе (31).Одна группа изучала моделирование факторов риска, связанных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, и оценила в три раза больший риск у женщин с преэклампсией (32). Существует семейная предрасположенность, поскольку у женщин с преэклампсией родители имеют повышенный уровень глюкозы, ожирение и признаки сердечно-сосудистых заболеваний (33). Аналогичным образом у детей женщин с СПКЯ наблюдаются признаки гиперинсулинемии и метаболической дисфункции (34, 35).

Гипотеза Баркера предполагает, что ограничения во внутриутробном питании накладывают отпечаток на резистентность к инсулину у плода и шунтируют энергию в направлении жизненно важных функций мозга и от других систем органов (например, скелетных мышц), что приводит к уменьшению плода, и что дальнейший послеродовой избыток питания приводит к чрезмерное накопление жировых отложений у этих детей и, в конечном итоге, повышенный риск развития диабета и атеросклероза у взрослых.Эту гипотезу подтверждают вмешательства, улучшающие результаты. Одно многоцентровое исследование обеспечило сбалансированную белково-калорийную добавку (2,51 МДж, 20 г белка в день для беременных женщин и детей дошкольного возраста в возрасте до 6 лет, что, как было обнаружено, увеличивает рост и улучшает сердечно-сосудистое здоровье подростков в среде, лишенной питательных веществ, в Индии (36). • Большая часть лишнего веса до полового созревания набирается в возрасте до 5 лет (37). Это же исследование показало, что вес в возрасте 5 лет не имеет тесной связи с массой тела при рождении, а вместо этого позволяет точно прогнозировать вес в возрасте 9 лет.Преждевременные роды могут добавить дополнительный фактор риска, помимо нарушения внутриутробного развития, к риску диабета и гипертонии (38).

Осложнения беременности в стороне и, учитывая популяцию женщин репродуктивного возраста, диагноз СПКЯ по-прежнему позволяет выявить резервуар женщин, более склонных к метаболическому синдрому (39). Ожирение увеличивает риск, так что СПКЯ может не повышать кардиометаболический риск у подростков (40) или женщин с нормальным весом (41).

Менопауза и ее переходный период связаны с повышенным риском развития инсулинорезистентности и метаболического синдрома.Важное исследование SWAN (Исследование женского здоровья в разных странах) показало, что шансы развития метаболического синдрома в год были выше в перименопаузе 1,45 (95% доверительный интервал, 1,35–1,56), чем после менопаузы, 1,24 (95% доверительный интервал). , 1.18–1.30) (P <.001) (42 **). Повышение уровня биодоступного тестостерона или снижение уровня глобулина, связывающего половые гормоны, также увеличивало шансы. Риск развития метаболического синдрома также увеличивается после хирургической менопаузы (43).Эти исследования подчеркивают важность скрининга женщин на раннем этапе менопаузального перехода и сразу после хирургической менопаузы на предмет метаболического синдрома, учитывая их повышенный сердечно-сосудистый риск.

РЕЗЮМЕ

Резистентность к инсулину по-прежнему имеет многочисленные неблагоприятные последствия для здоровья женщины от беременности до плода и женщины в период менопаузы. Скрининг должен быть сосредоточен на распознавании метаболического синдрома и его компонентов, т. Е. Центростремительного ожирения, гипертонии, гипергликемии и дислипидемии.Множество состояний, включая гипертонические и гипергликемические расстройства беременности и СПКЯ, должны побуждать клиницистов к усилению эпиднадзора за диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копированию, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

ССЫЛКИ

1. Абдул-Гани М.А., Абдул-Гани Т., Али Н., Дефронзо Р.А. Часовая концентрация глюкозы в плазме и метаболический синдром определяют пациентов с высоким риском развития диабета 2 типа в будущем. Уход за диабетом. 2008. 31: 1650–1655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2. Sattar N, McConnachie A, Shaper AG, Blauw GJ, Buckley BM, de Craen AJ и др.Может ли метаболический синдром предсказать сердечно-сосудистые заболевания и диабет? Данные результатов двух проспективных исследований. Ланцет. 2008; 371: 1927–1935. [PubMed] [Google Scholar] В этом исследовании изучалась прогностическая ценность метаболического синдрома и сердечно-сосудистых заболеваний в двух больших когортах. Это было сильным прогностическим фактором диабета в обоих, но только слабо предсказывающим сердечно-сосудистые заболевания в одном и не в другом. Беспокоит то, что одна из когорт состояла только из мужчин. Мэнли С.Е., Луцио С.Д., Страттон И.М., Уоллес TM, Кларк П.М.Преаналитические, аналитические и вычислительные факторы влияют на оценки модели гомеостаза. Уход за диабетом. 2008; 31: 1877–1883. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Горан М.И., переулок C, Толедо-Коррал C, Вайгенсберг MJ. Сохранение преддиабета у латиноамериканских детей с избыточным весом и ожирением: связь с прогрессирующей инсулинорезистентностью, плохой функцией бета-клеток и увеличением висцерального жира. Диабет. 2008; 57: 3007–3012. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Хиверт М.Ф., Салливан Л.М., Фокс С.С., Натан Д.М., Д’Агостино Р.Б., старший, Уилсон П.В. и др.Связь адипонектина, резистина и фактора некроза опухоли альфа с инсулинорезистентностью. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3165–3172. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Swarbrick MM, Stanhope KL, Austrheim-Smith IT, Van Loan MD, Ali MR, Wolfe BM и др. Продольные изменения гормонов поджелудочной железы и адипоцитов после операции шунтирования желудка по Ру. Диабетология. 2008; 51: 1901–1911. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Йостен М.М., Бьюленс Дж. В., Керстен С., Хендрикс Х. Ф.Умеренное употребление алкоголя увеличивает чувствительность к инсулину и экспрессию ADIPOQ у женщин в постменопаузе: рандомизированное перекрестное исследование. Диабетология. 2008. 51: 1375–1381. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. Камбули В.М., Мусиу М.К., Инкани М., Падери М., Серпе Р., Маррас В. и др. Оценка адипонектина и лептина как биомаркеров положительных метаболических исходов после изменения образа жизни у детей с избыточным весом и ожирением. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3051–3057. [PubMed] [Google Scholar] 9.Георгиу Х.М., Лаппас М., Георгиу Г.М., Марита А., Брайант В.Дж., Хискок Р. и др. Скрининг на биомаркеры, позволяющие прогнозировать гестационный сахарный диабет. Acta Diabetol. 2008. 45: 157–165. [PubMed] [Google Scholar] 10. Саттар Н, Нельсон С.М. Адипонектин, диабет и ишемическая болезнь сердца у пожилых людей: разгадывая парадокс. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3299–3301. [PubMed] [Google Scholar] 11. Brudevold R, Hole T, Hammerstrom J. Гиперферритинемия связана с инсулинорезистентностью и ожирением печени у пациентов без перегрузки железом.PLoS ONE. 2008; 3: e3547. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Холл М.Х., Малдун М.Ф., Дженнингс-младший, Байсс диджей, Флори Дж.Д., Манук С.Б. Самостоятельно сообщаемая продолжительность сна связана с метаболическим синдромом у взрослых людей среднего возраста. Спать. 2008. 31: 635–643. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Тасали Э., Ван Каутер Э., Эрманн Д.А. Связь между нарушением дыхания во сне и метаболизмом глюкозы при синдроме поликистозных яичников. J Clin Endocrinol Metab. 2006; 91: 36–42. [PubMed] [Google Scholar] 14.Nakra N, Bhargava S, Dzuira J, Caprio S, Bazzy-Asaad A. Нарушение дыхания во сне у детей с метаболическим синдромом: роль лептина и активности симпатической нервной системы и эффект постоянного положительного давления в дыхательных путях. Педиатрия. 2008; 122: e634 – e642. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Meigs JB, Shrader P, Sullivan LM, McAteer JB, Fox CS, Dupuis J, et al. Оценка генотипа в дополнение к общим факторам риска для прогнозирования диабета 2 типа. N Engl J Med. 2008; 359: 2208–2219.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] В зависимости от вашей точки зрения, эта и следующие статьи были либо обнадеживающими, либо разочаровывающими. Те, кто ожидал от геномной революции нового инструмента с большей чувствительностью и предсказательной ценностью, были разочарованы. Аллели действительно предсказывали диабет, но ненамного лучше, чем клинические факторы риска. Результаты обнадеживают для тех, кто полагается только на клинические факторы риска. Лиссенко В., Йонссон А., Альмгрен П., Пулицци Н., Исомаа Б., Туоми Т. и др.Клинические факторы риска, варианты ДНК и развитие диабета 2 типа. N Engl J Med. 2008; 359: 2220–2232. [PubMed] [Google Scholar] Это исследование показало, что в краткосрочной перспективе клинические факторы риска были столь же хороши, как и генетический профиль риска в прогнозировании развития диабета, хотя возможности генетического профилирования риска со временем улучшались. Мур А.Ф., Яблонски К.А., Макатир Дж. Б., Саксена Р., Поллин Т.И., Фрэнкс П.В. и др. Расширение сканирования ассоциаций диабета 2 типа по всему геному привело к появлению Программы профилактики диабета.Диабет. 2008. 57: 2503–2510. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] В этом исследовании изучалась взаимосвязь между генами диабета 2 типа, группой лечения и возможным развитием диабета в рамках этого клинического исследования. Им не удалось воспроизвести предсказательные результаты полногеномных ассоциативных исследований. Семпл Р.К., Сани А., Мургатройд П.Р., Адамс К.А., Блак Л., Джексон С. и др. Пострецепторная инсулинорезистентность способствует развитию дислипидемии и стеатоза печени у человека. J Clin Invest.2009. 119: 315–322. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19. Чьяралди Т.П., Арода В., Мудальяр С., Чанг Р.Дж., Генри Р.Р. Синдром поликистозных яичников связан с тканевыми различиями в инсулинорезистентности. J Clin Endocrinol Metab. 2009. 94: 157–163. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Ланг И.А., Галлоуэй Т.С., Скарлетт А., Хенли В.Е., Депледж М., Уоллес Р.Б. и др. Связь концентрации бисфенола А в моче с заболеваниями и лабораторными отклонениями у взрослых. Джама.2008; 300: 1303–1310. [PubMed] [Google Scholar] 21. Перец А., Салливан Дж. Х., Леотта Д. Ф., Тренга Калифорния, Сэндс Ф. Н., Аллен Дж. И др. Вдыхание выхлопных газов дизельного топлива вызывает острую вазоконстрикцию in vivo. Перспектива здоровья окружающей среды. 2008; 116: 937–942. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Chang PC, Li TC, Wu MT, Liu CS, Li CI, Chen CC и др. Связь между просмотром телевидения и риском метаболического синдрома у местного населения. BMC общественное здравоохранение. 2008; 8: 193. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23.Санчес-Чапарро М.А., Кальво-Боначо Э., Гонсалес-Квинтела А., Фернандес-Лабандера С., Кабрера М., Сайнс Дж. К. и др. Профессиональные различия в распространенности метаболического синдрома. Уход за диабетом. 2008; 31: 1884–1885. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Сьерра-Джонсон Дж., Унден А.Л., Линестранд М., Розелл М., Шегрен П., Колак М. и др. Нерегулярное питание: новый экологический фактор риска метаболического синдрома. Ожирение (Серебряная весна) 2008; 16: 1302–1307. [PubMed] [Google Scholar] Это исследование было проведено в Швеции и основывалось на анкетировании, но имело большую выборку.В ходе исследования было обнаружено, что скорректированное отношение шансов (OR) наличия наибольшего количества компонентов метаболического синдрома у субъектов, регулярно употребляющих пищу, составило 0,27 (95% доверительный интервал (ДИ) 0,13–0,54) для субъектов, которые не соответствовали никаким критериям. для метаболического синдрома в качестве контрольной группы. Это довольно примечательное открытие, очевидно, необходимы дальнейшие исследования, чтобы увидеть, что происходило в нерегулярной группе (например, перекусы, фастфуд, малоподвижный образ жизни ??). Бейдун М.А., Гэри Т.Л., Кабальеро Б.Х., Лоуренс Р.С., Ческин Л.Дж., Ван Ю.Этнические различия в потреблении молочных продуктов и связанных с ними питательных веществ среди взрослых в США и их связь с ожирением, центральным ожирением и метаболическим синдромом. Am J Clin Nutr. 2008; 87: 1914–1925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Wei HJ, Young R, Kuo IL, Liaw CM, Chiang HS, Yeh CY. Оральный тест на толерантность к глюкозе с отклонениями от нормы до зачатия позволяет прогнозировать неблагоприятный исход беременности после цикла экстракорпорального оплодотворения. Fertil Steril. 2008; 90: 613–618. [PubMed] [Google Scholar] 27. Vikse BE, Irgens LM, Leivestad T, Skjaerven R, Iversen BM.Преэклампсия и риск терминальной стадии почечной недостаточности. N Engl J Med. 2008; 359: 800–809. [PubMed] [Google Scholar] Сильной стороной этого исследования является размер реестра и возможность отслеживать события в Норвегии, что устраняет многие критические замечания к исследованиям случай / контроль, которые были сосредоточены на сосудистых событиях у женщин с преэклампсией. У этих женщин существует реальный, но абсолютно небольшой риск терминальной стадии почечной недостаточности. Лампинен К.Х., Роннбак М., Груп П.Х., Каая Р.Дж. Связь между чувствительностью к инсулину и расширением сосудов у женщин с преэкламптической беременностью в анамнезе.Гипертония. 2008. 52: 394–401. [PubMed] [Google Scholar] 29. Исэдзуо С.А., Экеле Б.А. Сравнение переменных метаболического синдрома у беременных с эклампсией и без нее. J Natl Med Assoc. 2008. 100: 1059–1062. [PubMed] [Google Scholar] 30. Vantyghem MC, Vincent-Desplanques D, Defrance-Faivre F, Capeau J, Fermon C, Valat AS и др. Фертильность и акушерские осложнения у женщин с семейной частичной липодистрофией, связанной с LMNA. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 2223–2229. [PubMed] [Google Scholar] 31.Hubel CA, Powers RW, Snaedal S, Gammill HS, Ness RB, Roberts JM и др. Уровень С-реактивного белка повышается через 30 лет после экламптической беременности. Гипертония. 2008. 51: 1499–1505. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Смит Г. Н., Уокер М. С., Лю А., Вен С. В., Свансбург М., Рамшоу Н. и др. В анамнезе преэклампсия выявляются женщины, у которых есть основные факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Am J Obstet Gynecol. 2009; 200: 58. е1-8. [PubMed] [Google Scholar] 33. Берендс А.Л., де Гроот С.Дж., Сиджбрандс Э.Дж., Си М.П., ​​Беннехей С.Х., Пал Р. и др.Общие конституциональные риски сосудистых осложнений беременности у матери и сердечно-сосудистых заболеваний в будущем. Гипертония. 2008; 51: 1034–1041. [PubMed] [Google Scholar] 34. Рекабаррен С.Е., Смит Р., Риос Р., Маликео М., Эчибуру Б., Коднер Е. и др. Метаболический профиль у сыновей женщин с синдромом поликистозных яичников (Pcos) J Clin Endocrinol Metab. 2008 [PubMed] [Google Scholar] 35. Кент С.К., Гнатук С.Л., Кунсельман А.Р., Демерс Л.М., Ли П.А., Легро Р.С. Гиперандрогения и гиперинсулинизм у детей женщин с синдромом поликистозных яичников: контролируемое исследование.J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 1662–1669. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Кинра С., Рамешвар Сарма К.В., Гафорунисса, Менду В.В., Равикумар Р., Мохан В. и др. Влияние интеграции дополнительного питания с программами общественного здравоохранения во время беременности и в раннем детстве на риск сердечно-сосудистых заболеваний у сельских индийских подростков: долгосрочное наблюдение за исследованием питания в Хайдарабаде. BMJ. 2008; 337: а605. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Это важное доказательство концептуального исследования, т.е.е. что дополнительное питание во время беременности и в раннем детстве способствует дальнейшему нормальному росту и защищает от последующих сердечно-сосудистых заболеваний. Конечно, критика заключается в том, что трудно разделить преимущества добавок для беременных и младенцев и относительно мягкие конечные точки, которые были изучены. Гарднер Д.С., Хоскинг Дж., Меткалф Б.С., Джеффри А.Н., Фосс Л.Д., Уилкин Т.Дж. Вклад раннего набора веса в избыточный вес у детей и метаболическое здоровье: продольное исследование (EarlyBird 36) Pediatrics.2009; 123: e67 – e73. [PubMed] [Google Scholar] 38. Rotteveel J, van Weissenbruch MM, Twisk JW, Delemarre-Van de Waal HA. Модели роста младенцев и детей, чувствительность к инсулину и артериальное давление у недоношенных молодых людей. Педиатрия. 2008. 122: 313–321. [PubMed] [Google Scholar] 39. Куссонс А.Дж., Уоттс Г.Ф., Берк В., Шоу Дж. Э., Зиммет П.З., Стаки Б.Г. Кардиометаболический риск при синдроме поликистозных яичников: сравнение различных подходов к определению метаболического синдрома. Hum Reprod. 2008. 23: 2352–2358.[PubMed] [Google Scholar] 40. Росси Б., Сукалич С., Дроз Дж., Гриффин А., Кук С., Блюмкин А. и др. Распространенность метаболического синдрома и связанных с ним характеристик у подростков с ожирением с синдромом поликистозных яичников и без него. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 4780–4786. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Кетель И.Дж., Стехувер С.Д., Серн Э.Х., Корсен Т.Дж., Хомпес П.Г., Смолдерс Ю.М. и др. Женщины с ожирением, но не с нормальным весом, с синдромом поликистозных яичников, характеризуются метаболической и микрососудистой резистентностью к инсулину.J Clin Endocrinol Metab. 2008 [PubMed] [Google Scholar] 42. Янссен И., Пауэлл Л.Х., Кроуфорд С., Ласли Б., Саттон-Тиррелл К. Менопауза и метаболический синдром: исследование женского здоровья в стране. Arch Intern Med. 2008. 168: 1568–1575. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Это исследование чрезвычайно важно, поскольку оно подчеркивает, что метаболический синдром действительно начинает развиваться во время перименопаузы, раньше, чем многие предполагали. Во-вторых, связь с более высоким уровнем тестостерона интригует и поднимает старый вопрос о курице и яйце: что к чему.43. Michelsen TM, Pripp AH, Tonstad S, Trope CG, Dorum A. Метаболический синдром после снижающей риск сальпингоофорэктомии у женщин с высоким риском наследственного рака яичников груди: контролируемое обсервационное исследование. Eur J Cancer. 2009; 45: 82–89. [PubMed] [Google Scholar]

Почему это важно и как это определить

Curr Opin Obstet Gynecol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2013 7 марта.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC35

NIHMSID: NIHMS180945

Ричард С.Legro

Кафедра акушерства и гинекологии, Медицинский колледж Государственного университета Пенсильвании, Херши, Пенсильвания

Ричард С. Легро, Кафедра акушерства и гинекологии, Медицинский колледж Государственного университета Пенсильвании, Херши, Пенсильвания;

Автор, ответственный за переписку: Ричард С. Легро, доктор медицины, кафедра акушерства и гинекологии, Государственный медицинский колледж Пенсильвании, M.S. Медицинский центр Херши, 500 University Drive, h203, Hershey, PA 17033, телефон: (717) 531-8478, факс: (717) 531-6286, ude.usp @ 1LSR См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Цель обзора

Изучить значение инсулинорезистентности для здоровья женщин и рассмотреть методы ее диагностики.

Последние результаты

Клинические фенотипы в сочетании со стандартными клиническими биохимическими анализами, то есть метаболический синдром, остаются ключевым методом диагностики инсулинорезистентности в клинической практике. Аллели-кандидаты от диабета 2 типа имеют небольшую прогностическую ценность для сердечно-сосудистых событий, помимо традиционных факторов риска.Простые факторы окружающей среды, такие как нерегулярная частота приема пищи, по-видимому, увеличивают риск метаболического синдрома и требуют более тщательного изучения. Осложнения беременности, особенно гестационный диабет и преэклампсия у матери и преждевременные роды у плода, являются событиями, которые предполагают повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний в будущем у пострадавших.

Резюме

Клинические фенотипы инсулинорезистентности позволяют идентифицировать женщин с риском перинатальных и репродуктивных осложнений.

Ключевые слова: метаболический синдром, диабет, сердечно-сосудистые заболевания

Введение

В этой статье будут рассмотрены ключевые статьи предыдущего года, в которых подчеркивается роль инсулинорезистентности в здоровье женщин. В статье сначала будет обсуждаться признание инсулинорезистентности и относительная роль клинических и биохимических фенотипов с акцентом на использование клинических фенотипов, таких как метаболический синдром. Затем статья будет посвящена инсулинорезистентности на протяжении всего жизненного цикла женщины от беременности до полового созревания и менопаузы и ее реакции на лечение.

Признание инсулинорезистентности в клинической практике

Признание инсулинорезистентности в клинической практике в основном связано с распознаванием ожирения и, во вторую очередь, метаболического синдрома. Самый быстрый и простой способ распознать ожирение — это рассчитать индекс массы тела каждого пациента при каждом посещении (кг / м2). Это можно сделать с помощью колесиков, калькуляторов или большинства современных весов. Вторично следует обследовать пациентов с избыточным весом (ИМТ> 25) на наличие метаболического синдрома.Метаболический синдром — это совокупность признаков и симптомов, которые определяют женщин с риском развития диабета 2 типа и, скорее всего, сердечно-сосудистых заболеваний. К ним относятся два биометрических фактора: окружность талии (≥ 35 дюймов) и артериальное давление (≥ 130/85), а также три биохимических фактора, которые измеряются в крови натощак: глюкоза (≥ 100 мг / дл), Х-ЛПВП (≤ 50 мг. / дл) и триглицериды (≥ 150 мг / дл). Это стало синонимом клинического фенотипа инсулинорезистентности.

Многие также рекомендовали добавить 2-часовой тест на толерантность к глюкозе по 75 г к определению метаболического синдрома.Чаще всего внимание сосредоточено на двухчасовой стоимости. Однако недавняя работа была сосредоточена на часовом уровне, когда концентрация глюкозы в плазме является сильным предиктором будущего риска диабета 2 типа (1). Однако у обозначения метаболического синдрома и его клинической пользы есть свои недоброжелатели. Существует некоторая озабоченность по поводу того, насколько хорошо синдром выявляет лиц с риском сердечных приступов (хотя прогностическая ценность диабета высока) (2 *). Тем не менее предыдущая работа показала, что наиболее вероятны гендерные различия в прогностической ценности метаболического синдрома и что женщины с центростремительным ожирением в сочетании с высоким уровнем триглицеридов подвергаются особенно высокому риску сердечно-сосудистых событий.

Клиническое измерение инсулина для диагностики инсулинорезистентности в определенной степени отошло на второй план, за исключением редких случаев тяжелых синдромов инсулинорезистентности с ранним и болезненным началом (например, лепрехаунизм, липодситрофия и т. Д.) Или подозрения на избыток инсулина. такие состояния, как инсулиномы. Отчасти сложность рутинного измерения уровней инсулина заключается в большом разнообразии анализов инсулина без единого общепринятого анализа золотого стандарта. Это в некоторой степени аналогично низкой чувствительности большинства анализов андрогенов к повышенным уровням, обнаруживаемым при большинстве расстройств с избытком андрогенов у женщин, чаще всего при СПКЯ.Споры о том, какой клинический тест направить для диагностики инсулинорезистентности, закончились, и проигравшим остается инсулин. Исследование, изучающее несколько анализов инсулина и полезность оценок HOMA-IR (на основе уровней глюкозы и инсулина натощак), показало, что инсулинорезистентность варьировалась от 0,8 до 2,0 (P = 0,0007), от 1,9 до 3,2 (P = 0,842) и от От 1,5 до 2,9 (P <0,0001), соответственно, т.е. более чем двукратное изменение HOMA (3). Также существует вариабельность любого теста на инсулинорезистентность у одного и того же человека, и отклонения в тестах могут нормализоваться из года в год (4).

Другие маркеры инсулинорезистентности

Продолжаются поиски другого сывороточного маркера с хорошей прогностической способностью для выявления лиц с наибольшим риском патологических событий. Поиск расширился, поскольку каждый орган потенциально является мишенью для патофизиологических изменений из-за резистентности к инсулину, и, кроме того, каждый орган был признан эндокринным органом, то есть он общается с другими тканями через эндокринные сигналы. На самом деле открытие лептина и его роли в аппетите и энергетическом гомеостазе послужило толчком к открытию других адипокинов, и жир быстро обогнал все другие эндокринные органы в качестве нашей «самой большой» эндокринной железы.Теперь внимание сосредоточено на кишечнике, мире инкретинов и, в последнее время, костях, поскольку мы узнаем, что существуют аналогичные пути реакции и бесчисленное множество эффектов на эти системы органов.

Адипокины по-прежнему вызывают большой интерес. Следует отметить, что существуют адипокины с различным и противоположным действием, например, резистин связан с повышением инсулинорезистентности, а апипонектин — с понижением (то есть благоприятным гормоном) (5). Было показано, что предоперационная концентрация HMW-адипонектина независимо предсказывает потерю массы тела и жировой массы после бариатрической операции (6).Кроме того, положительные эффекты вина были связаны с увеличением производства адипоцитов адипонектина (7). Адипонектин, в отличие от лептина, увеличивается, когда у детей с ожирением вводится изменение образа жизни (8). Было обнаружено, что он, наряду с уровнем инсулина, позволяет прогнозировать развитие гестационного диабета на 11 неделе беременности (9). Тем не менее ценность адипонектина как независимого предиктора сердечных событий продолжает подвергаться сомнению (10).

Было обнаружено, что кость секретирует гормон, остеокальцин, который связан с повышенной чувствительностью к инсулину и может опосредоваться этим гормоном, хотя механизмы не были четко определены (10).На дальнейший метаболизм железа влияет инсулинорезистентность, что лучше всего иллюстрирует связь инсулинорезистентности и диабета с гемохроматозом. Повышенный уровень ферритина коррелирует с инсулинорезистентностью и чаще встречается у людей с метаболическим синдромом (11).

Возможно, наиболее важным маркером инсулинорезистентности является клиническая патология. Постоянное внимание уделяется связи между резистентностью к инсулину и другими синдромами и состояниями. Нарушения сна, включая нарушение дыхания во сне, апноэ во сне и непродолжительный сон, по-прежнему связаны с инсулинорезистентностью (12), что хорошо задокументировано у женщин с СПКЯ (13), но также чаще встречается у детей из групп риска. факторы (14).

Причина резистентности к инсулину

Основным прорывом в идентификации генов, участвующих в резистентности к инсулину, по-прежнему является поиск кандидатов в исследованиях полногеномных ассоциаций, которые были опубликованы за последние несколько лет. К сожалению, аллели риска имели относительно низкую прогностическую ценность при идентификации лиц, подверженных риску диабета, по крайней мере, по сравнению с традиционными клиническими факторами риска (15 **), хотя значение может улучшиться с более длительным периодом наблюдения (16 **) .Кроме того, они не идентифицировали тех людей, у которых может развиться диабет, которые участвовали в Программе профилактики диабета (17 *). Таким образом, в настоящее время клиническая роль в использовании этих потенциальных аллелей риска в клинической медицине невелика.

В интересной статье исследуется взаимосвязь между инсулинорезистентностью и дислипидемией у людей с мутацией в рецепторе инсулина и у людей с пострецепторной мутацией. Они обнаружили, что люди с мутациями рецептора инсулина имели нормальные уровни ХС-ЛПВП и низкие уровни триглицеридов, и только люди с мутациями пострецепторного пути (например, AKT2) имели дислипидемию (18).Вероятно, пострецепторный механизм объясняет избирательную чувствительность тканей к инсулину, обнаруженную при СПКЯ (19)

Поиск влияния окружающей среды продолжается. Разрушители окружающей среды продолжают изучаться как потенциальные факторы, способствующие развитию инсулинорезистентности, но это почти так же, как эти исследования существуют в параллельной вселенной и никогда не доходят до клиники. Одно исследование обнаружило неблагоприятное влияние на риск диабета при повышении уровня бисфенола А в моче (20). Загрязнение воздуха было связано с увеличением краткосрочной сердечно-сосудистой заболеваемости и репродуктивными нарушениями.Недавно было показано, что воздействие выхлопных газов дизельного двигателя вызывает острую вазоконстрикцию, что является возможным медиатором повышенного риска событий (21)

Возможно, самым большим экологическим фактором остается сидячий образ жизни и наше питание. Время просмотра телевизора является четким предиктором метаболического синдрома, и этот эффект более выражен у женщин. По сравнению с субъектами, которые смотрели телевизор менее 14 часов в неделю, у тех, кто смотрел телевизор более 20 часов в неделю, был 1,50-кратный (95% доверительный интервал (ДИ): 1,10, 2,03) риск для мужчин и 1.93-кратный (95% ДИ: 1,37, 2,71) риск метаболического синдрома для женщин с поправкой на физическую активность и другие коварианты (22). Род занятий также влияет на риски преимущественно у женщин. Среди женщин, скорректированная по возрасту распространенность метаболического синдрома была выше у рабочих, чем у белых воротничков, но эта разница не была очевидна среди мужчин (23). Нерегулярное питание способствует развитию инсулинорезистентности и риску метаболического синдрома: регулярное питание снижает риск метаболического синдрома на 60–70% (24 *).Различные молочные продукты могут иметь различную связь с метаболическим синдромом. Одна группа обнаружила значительную обратную связь между потреблением цельного молока, йогурта, кальция и магния и нарушениями обмена веществ. Отношение шансов для еще одной ежедневной порции йогурта и 100 мг Mg для метаболического синдрома составило 0,40 (95% ДИ: 0,18, 0,89) и 0,83 (95% ДИ: 0,72, 0,96), соответственно. Противоположное было обнаружено в отношении потребления сыра, нежирного молока и фосфора (25).

Продолжительность жизни инсулинорезистентности у женщин

Продолжительность жизни инсулинорезистентности восходит к зачатию, и все больше внимания уделяется как внутриутробной среде, так и ее влиянию на плод, а также динамическому состоянию беременности, как и провокационный тест на будущую материнскую заболеваемость.Начиная с последнего, уже давно известно, что одним из самых серьезных факторов риска развития диабета 2 типа является гестационный диабет в анамнезе, и, кроме того, существуют этнические различия, от которых непропорционально страдают меньшинства, и что прогрессирование происходит быстрее, чем у нас. подумал. Непереносимость глюкозы была недавно идентифицирована как предиктор преждевременных родов у китайских женщин, перенесших ЭКО (26).

Аналогичным образом увеличилось количество документов о том, что гипертонические расстройства во время беременности выявляют женщин с риском последующих заболеваний.Наиболее убедительные данные были получены из норвежского регистра беременных, в котором преэклампсия является маркером повышенного риска последующего терминального заболевания почек, хотя абсолютный риск был низким (27 **). Существовавшая ранее инсулинорезистентность и метаболический синдром во время беременности связаны с повышенным риском преэклампсии (28) и эклампсии (29). Об этом также свидетельствует повышенный риск гестационного диабета и преэклампсии у женщин с липодситрофией (30). У исландских женщин с преэклампсией в анамнезе уровень СРБ был выше, чем у женщин в постменопаузе (31).Одна группа изучала моделирование факторов риска, связанных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, и оценила в три раза больший риск у женщин с преэклампсией (32). Существует семейная предрасположенность, поскольку у женщин с преэклампсией родители имеют повышенный уровень глюкозы, ожирение и признаки сердечно-сосудистых заболеваний (33). Аналогичным образом у детей женщин с СПКЯ наблюдаются признаки гиперинсулинемии и метаболической дисфункции (34, 35).

Гипотеза Баркера предполагает, что ограничения во внутриутробном питании накладывают отпечаток на резистентность к инсулину у плода и шунтируют энергию в направлении жизненно важных функций мозга и от других систем органов (например, скелетных мышц), что приводит к уменьшению плода, и что дальнейший послеродовой избыток питания приводит к чрезмерное накопление жировых отложений у этих детей и, в конечном итоге, повышенный риск развития диабета и атеросклероза у взрослых.Эту гипотезу подтверждают вмешательства, улучшающие результаты. Одно многоцентровое исследование обеспечило сбалансированную белково-калорийную добавку (2,51 МДж, 20 г белка в день для беременных женщин и детей дошкольного возраста в возрасте до 6 лет, что, как было обнаружено, увеличивает рост и улучшает сердечно-сосудистое здоровье подростков в среде, лишенной питательных веществ, в Индии (36). • Большая часть лишнего веса до полового созревания набирается в возрасте до 5 лет (37). Это же исследование показало, что вес в возрасте 5 лет не имеет тесной связи с массой тела при рождении, а вместо этого позволяет точно прогнозировать вес в возрасте 9 лет.Преждевременные роды могут добавить дополнительный фактор риска, помимо нарушения внутриутробного развития, к риску диабета и гипертонии (38).

Осложнения беременности в стороне и, учитывая популяцию женщин репродуктивного возраста, диагноз СПКЯ по-прежнему позволяет выявить резервуар женщин, более склонных к метаболическому синдрому (39). Ожирение увеличивает риск, так что СПКЯ может не повышать кардиометаболический риск у подростков (40) или женщин с нормальным весом (41).

Менопауза и ее переходный период связаны с повышенным риском развития инсулинорезистентности и метаболического синдрома.Важное исследование SWAN (Исследование женского здоровья в разных странах) показало, что шансы развития метаболического синдрома в год были выше в перименопаузе 1,45 (95% доверительный интервал, 1,35–1,56), чем после менопаузы, 1,24 (95% доверительный интервал). , 1.18–1.30) (P <.001) (42 **). Повышение уровня биодоступного тестостерона или снижение уровня глобулина, связывающего половые гормоны, также увеличивало шансы. Риск развития метаболического синдрома также увеличивается после хирургической менопаузы (43).Эти исследования подчеркивают важность скрининга женщин на раннем этапе менопаузального перехода и сразу после хирургической менопаузы на предмет метаболического синдрома, учитывая их повышенный сердечно-сосудистый риск.

РЕЗЮМЕ

Резистентность к инсулину по-прежнему имеет многочисленные неблагоприятные последствия для здоровья женщины от беременности до плода и женщины в период менопаузы. Скрининг должен быть сосредоточен на распознавании метаболического синдрома и его компонентов, т. Е. Центростремительного ожирения, гипертонии, гипергликемии и дислипидемии.Множество состояний, включая гипертонические и гипергликемические расстройства беременности и СПКЯ, должны побуждать клиницистов к усилению эпиднадзора за диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копированию, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

ССЫЛКИ

1. Абдул-Гани М.А., Абдул-Гани Т., Али Н., Дефронзо Р.А. Часовая концентрация глюкозы в плазме и метаболический синдром определяют пациентов с высоким риском развития диабета 2 типа в будущем. Уход за диабетом. 2008. 31: 1650–1655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2. Sattar N, McConnachie A, Shaper AG, Blauw GJ, Buckley BM, de Craen AJ и др.Может ли метаболический синдром предсказать сердечно-сосудистые заболевания и диабет? Данные результатов двух проспективных исследований. Ланцет. 2008; 371: 1927–1935. [PubMed] [Google Scholar] В этом исследовании изучалась прогностическая ценность метаболического синдрома и сердечно-сосудистых заболеваний в двух больших когортах. Это было сильным прогностическим фактором диабета в обоих, но только слабо предсказывающим сердечно-сосудистые заболевания в одном и не в другом. Беспокоит то, что одна из когорт состояла только из мужчин. Мэнли С.Е., Луцио С.Д., Страттон И.М., Уоллес TM, Кларк П.М.Преаналитические, аналитические и вычислительные факторы влияют на оценки модели гомеостаза. Уход за диабетом. 2008; 31: 1877–1883. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Горан М.И., переулок C, Толедо-Коррал C, Вайгенсберг MJ. Сохранение преддиабета у латиноамериканских детей с избыточным весом и ожирением: связь с прогрессирующей инсулинорезистентностью, плохой функцией бета-клеток и увеличением висцерального жира. Диабет. 2008; 57: 3007–3012. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Хиверт М.Ф., Салливан Л.М., Фокс С.С., Натан Д.М., Д’Агостино Р.Б., старший, Уилсон П.В. и др.Связь адипонектина, резистина и фактора некроза опухоли альфа с инсулинорезистентностью. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3165–3172. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Swarbrick MM, Stanhope KL, Austrheim-Smith IT, Van Loan MD, Ali MR, Wolfe BM и др. Продольные изменения гормонов поджелудочной железы и адипоцитов после операции шунтирования желудка по Ру. Диабетология. 2008; 51: 1901–1911. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Йостен М.М., Бьюленс Дж. В., Керстен С., Хендрикс Х. Ф.Умеренное употребление алкоголя увеличивает чувствительность к инсулину и экспрессию ADIPOQ у женщин в постменопаузе: рандомизированное перекрестное исследование. Диабетология. 2008. 51: 1375–1381. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. Камбули В.М., Мусиу М.К., Инкани М., Падери М., Серпе Р., Маррас В. и др. Оценка адипонектина и лептина как биомаркеров положительных метаболических исходов после изменения образа жизни у детей с избыточным весом и ожирением. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3051–3057. [PubMed] [Google Scholar] 9.Георгиу Х.М., Лаппас М., Георгиу Г.М., Марита А., Брайант В.Дж., Хискок Р. и др. Скрининг на биомаркеры, позволяющие прогнозировать гестационный сахарный диабет. Acta Diabetol. 2008. 45: 157–165. [PubMed] [Google Scholar] 10. Саттар Н, Нельсон С.М. Адипонектин, диабет и ишемическая болезнь сердца у пожилых людей: разгадывая парадокс. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 3299–3301. [PubMed] [Google Scholar] 11. Brudevold R, Hole T, Hammerstrom J. Гиперферритинемия связана с инсулинорезистентностью и ожирением печени у пациентов без перегрузки железом.PLoS ONE. 2008; 3: e3547. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Холл М.Х., Малдун М.Ф., Дженнингс-младший, Байсс диджей, Флори Дж.Д., Манук С.Б. Самостоятельно сообщаемая продолжительность сна связана с метаболическим синдромом у взрослых людей среднего возраста. Спать. 2008. 31: 635–643. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Тасали Э., Ван Каутер Э., Эрманн Д.А. Связь между нарушением дыхания во сне и метаболизмом глюкозы при синдроме поликистозных яичников. J Clin Endocrinol Metab. 2006; 91: 36–42. [PubMed] [Google Scholar] 14.Nakra N, Bhargava S, Dzuira J, Caprio S, Bazzy-Asaad A. Нарушение дыхания во сне у детей с метаболическим синдромом: роль лептина и активности симпатической нервной системы и эффект постоянного положительного давления в дыхательных путях. Педиатрия. 2008; 122: e634 – e642. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Meigs JB, Shrader P, Sullivan LM, McAteer JB, Fox CS, Dupuis J, et al. Оценка генотипа в дополнение к общим факторам риска для прогнозирования диабета 2 типа. N Engl J Med. 2008; 359: 2208–2219.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] В зависимости от вашей точки зрения, эта и следующие статьи были либо обнадеживающими, либо разочаровывающими. Те, кто ожидал от геномной революции нового инструмента с большей чувствительностью и предсказательной ценностью, были разочарованы. Аллели действительно предсказывали диабет, но ненамного лучше, чем клинические факторы риска. Результаты обнадеживают для тех, кто полагается только на клинические факторы риска. Лиссенко В., Йонссон А., Альмгрен П., Пулицци Н., Исомаа Б., Туоми Т. и др.Клинические факторы риска, варианты ДНК и развитие диабета 2 типа. N Engl J Med. 2008; 359: 2220–2232. [PubMed] [Google Scholar] Это исследование показало, что в краткосрочной перспективе клинические факторы риска были столь же хороши, как и генетический профиль риска в прогнозировании развития диабета, хотя возможности генетического профилирования риска со временем улучшались. Мур А.Ф., Яблонски К.А., Макатир Дж. Б., Саксена Р., Поллин Т.И., Фрэнкс П.В. и др. Расширение сканирования ассоциаций диабета 2 типа по всему геному привело к появлению Программы профилактики диабета.Диабет. 2008. 57: 2503–2510. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] В этом исследовании изучалась взаимосвязь между генами диабета 2 типа, группой лечения и возможным развитием диабета в рамках этого клинического исследования. Им не удалось воспроизвести предсказательные результаты полногеномных ассоциативных исследований. Семпл Р.К., Сани А., Мургатройд П.Р., Адамс К.А., Блак Л., Джексон С. и др. Пострецепторная инсулинорезистентность способствует развитию дислипидемии и стеатоза печени у человека. J Clin Invest.2009. 119: 315–322. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19. Чьяралди Т.П., Арода В., Мудальяр С., Чанг Р.Дж., Генри Р.Р. Синдром поликистозных яичников связан с тканевыми различиями в инсулинорезистентности. J Clin Endocrinol Metab. 2009. 94: 157–163. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Ланг И.А., Галлоуэй Т.С., Скарлетт А., Хенли В.Е., Депледж М., Уоллес Р.Б. и др. Связь концентрации бисфенола А в моче с заболеваниями и лабораторными отклонениями у взрослых. Джама.2008; 300: 1303–1310. [PubMed] [Google Scholar] 21. Перец А., Салливан Дж. Х., Леотта Д. Ф., Тренга Калифорния, Сэндс Ф. Н., Аллен Дж. И др. Вдыхание выхлопных газов дизельного топлива вызывает острую вазоконстрикцию in vivo. Перспектива здоровья окружающей среды. 2008; 116: 937–942. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Chang PC, Li TC, Wu MT, Liu CS, Li CI, Chen CC и др. Связь между просмотром телевидения и риском метаболического синдрома у местного населения. BMC общественное здравоохранение. 2008; 8: 193. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23.Санчес-Чапарро М.А., Кальво-Боначо Э., Гонсалес-Квинтела А., Фернандес-Лабандера С., Кабрера М., Сайнс Дж. К. и др. Профессиональные различия в распространенности метаболического синдрома. Уход за диабетом. 2008; 31: 1884–1885. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Сьерра-Джонсон Дж., Унден А.Л., Линестранд М., Розелл М., Шегрен П., Колак М. и др. Нерегулярное питание: новый экологический фактор риска метаболического синдрома. Ожирение (Серебряная весна) 2008; 16: 1302–1307. [PubMed] [Google Scholar] Это исследование было проведено в Швеции и основывалось на анкетировании, но имело большую выборку.В ходе исследования было обнаружено, что скорректированное отношение шансов (OR) наличия наибольшего количества компонентов метаболического синдрома у субъектов, регулярно употребляющих пищу, составило 0,27 (95% доверительный интервал (ДИ) 0,13–0,54) для субъектов, которые не соответствовали никаким критериям. для метаболического синдрома в качестве контрольной группы. Это довольно примечательное открытие, очевидно, необходимы дальнейшие исследования, чтобы увидеть, что происходило в нерегулярной группе (например, перекусы, фастфуд, малоподвижный образ жизни ??). Бейдун М.А., Гэри Т.Л., Кабальеро Б.Х., Лоуренс Р.С., Ческин Л.Дж., Ван Ю.Этнические различия в потреблении молочных продуктов и связанных с ними питательных веществ среди взрослых в США и их связь с ожирением, центральным ожирением и метаболическим синдромом. Am J Clin Nutr. 2008; 87: 1914–1925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Wei HJ, Young R, Kuo IL, Liaw CM, Chiang HS, Yeh CY. Оральный тест на толерантность к глюкозе с отклонениями от нормы до зачатия позволяет прогнозировать неблагоприятный исход беременности после цикла экстракорпорального оплодотворения. Fertil Steril. 2008; 90: 613–618. [PubMed] [Google Scholar] 27. Vikse BE, Irgens LM, Leivestad T, Skjaerven R, Iversen BM.Преэклампсия и риск терминальной стадии почечной недостаточности. N Engl J Med. 2008; 359: 800–809. [PubMed] [Google Scholar] Сильной стороной этого исследования является размер реестра и возможность отслеживать события в Норвегии, что устраняет многие критические замечания к исследованиям случай / контроль, которые были сосредоточены на сосудистых событиях у женщин с преэклампсией. У этих женщин существует реальный, но абсолютно небольшой риск терминальной стадии почечной недостаточности. Лампинен К.Х., Роннбак М., Груп П.Х., Каая Р.Дж. Связь между чувствительностью к инсулину и расширением сосудов у женщин с преэкламптической беременностью в анамнезе.Гипертония. 2008. 52: 394–401. [PubMed] [Google Scholar] 29. Исэдзуо С.А., Экеле Б.А. Сравнение переменных метаболического синдрома у беременных с эклампсией и без нее. J Natl Med Assoc. 2008. 100: 1059–1062. [PubMed] [Google Scholar] 30. Vantyghem MC, Vincent-Desplanques D, Defrance-Faivre F, Capeau J, Fermon C, Valat AS и др. Фертильность и акушерские осложнения у женщин с семейной частичной липодистрофией, связанной с LMNA. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 2223–2229. [PubMed] [Google Scholar] 31.Hubel CA, Powers RW, Snaedal S, Gammill HS, Ness RB, Roberts JM и др. Уровень С-реактивного белка повышается через 30 лет после экламптической беременности. Гипертония. 2008. 51: 1499–1505. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Смит Г. Н., Уокер М. С., Лю А., Вен С. В., Свансбург М., Рамшоу Н. и др. В анамнезе преэклампсия выявляются женщины, у которых есть основные факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Am J Obstet Gynecol. 2009; 200: 58. е1-8. [PubMed] [Google Scholar] 33. Берендс А.Л., де Гроот С.Дж., Сиджбрандс Э.Дж., Си М.П., ​​Беннехей С.Х., Пал Р. и др.Общие конституциональные риски сосудистых осложнений беременности у матери и сердечно-сосудистых заболеваний в будущем. Гипертония. 2008; 51: 1034–1041. [PubMed] [Google Scholar] 34. Рекабаррен С.Е., Смит Р., Риос Р., Маликео М., Эчибуру Б., Коднер Е. и др. Метаболический профиль у сыновей женщин с синдромом поликистозных яичников (Pcos) J Clin Endocrinol Metab. 2008 [PubMed] [Google Scholar] 35. Кент С.К., Гнатук С.Л., Кунсельман А.Р., Демерс Л.М., Ли П.А., Легро Р.С. Гиперандрогения и гиперинсулинизм у детей женщин с синдромом поликистозных яичников: контролируемое исследование.J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 1662–1669. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Кинра С., Рамешвар Сарма К.В., Гафорунисса, Менду В.В., Равикумар Р., Мохан В. и др. Влияние интеграции дополнительного питания с программами общественного здравоохранения во время беременности и в раннем детстве на риск сердечно-сосудистых заболеваний у сельских индийских подростков: долгосрочное наблюдение за исследованием питания в Хайдарабаде. BMJ. 2008; 337: а605. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Это важное доказательство концептуального исследования, т.е.е. что дополнительное питание во время беременности и в раннем детстве способствует дальнейшему нормальному росту и защищает от последующих сердечно-сосудистых заболеваний. Конечно, критика заключается в том, что трудно разделить преимущества добавок для беременных и младенцев и относительно мягкие конечные точки, которые были изучены. Гарднер Д.С., Хоскинг Дж., Меткалф Б.С., Джеффри А.Н., Фосс Л.Д., Уилкин Т.Дж. Вклад раннего набора веса в избыточный вес у детей и метаболическое здоровье: продольное исследование (EarlyBird 36) Pediatrics.2009; 123: e67 – e73. [PubMed] [Google Scholar] 38. Rotteveel J, van Weissenbruch MM, Twisk JW, Delemarre-Van de Waal HA. Модели роста младенцев и детей, чувствительность к инсулину и артериальное давление у недоношенных молодых людей. Педиатрия. 2008. 122: 313–321. [PubMed] [Google Scholar] 39. Куссонс А.Дж., Уоттс Г.Ф., Берк В., Шоу Дж. Э., Зиммет П.З., Стаки Б.Г. Кардиометаболический риск при синдроме поликистозных яичников: сравнение различных подходов к определению метаболического синдрома. Hum Reprod. 2008. 23: 2352–2358.[PubMed] [Google Scholar] 40. Росси Б., Сукалич С., Дроз Дж., Гриффин А., Кук С., Блюмкин А. и др. Распространенность метаболического синдрома и связанных с ним характеристик у подростков с ожирением с синдромом поликистозных яичников и без него. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 4780–4786. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Кетель И.Дж., Стехувер С.Д., Серн Э.Х., Корсен Т.Дж., Хомпес П.Г., Смолдерс Ю.М. и др. Женщины с ожирением, но не с нормальным весом, с синдромом поликистозных яичников, характеризуются метаболической и микрососудистой резистентностью к инсулину.J Clin Endocrinol Metab. 2008 [PubMed] [Google Scholar] 42. Янссен И., Пауэлл Л.Х., Кроуфорд С., Ласли Б., Саттон-Тиррелл К. Менопауза и метаболический синдром: исследование женского здоровья в стране. Arch Intern Med. 2008. 168: 1568–1575. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Это исследование чрезвычайно важно, поскольку оно подчеркивает, что метаболический синдром действительно начинает развиваться во время перименопаузы, раньше, чем многие предполагали. Во-вторых, связь с более высоким уровнем тестостерона интригует и поднимает старый вопрос о курице и яйце: что к чему.43. Michelsen TM, Pripp AH, Tonstad S, Trope CG, Dorum A. Метаболический синдром после снижающей риск сальпингоофорэктомии у женщин с высоким риском наследственного рака яичников груди: контролируемое обсервационное исследование. Eur J Cancer. 2009; 45: 82–89. [PubMed] [Google Scholar]

Гендерные различия в инсулинорезистентности, составе тела и энергетическом балансе

Gend Med. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010, 22 июля.

Опубликовано в окончательно отредактированной форме как:

PMCID: PMC22

NIHMSID: NIHMS212631

Eliza B.Гир

1 Отделение эндокринологии, Медицинский факультет, Медицинская школа Маунт-Синай, Нью-Йорк, Нью-Йорк

Вей Шен

2 Исследовательский центр ожирения, Больница Св. Луки-Рузвельта и Институт питания человека, Колумбийский университет, Нью-Йорк, Нью-Йорк

1 Отделение эндокринологии, Медицинский факультет, Медицинская школа Маунт-Синай, Нью-Йорк, Нью-Йорк

2 Исследовательский центр ожирения, Св.Больница Люка-Рузвельта и Институт питания человека, Колумбийский университет, Нью-Йорк, Нью-Йорк

Адресная корреспонденция: Элиза Б. Гир, доктор медицины, Отделение эндокринологии, Медицинский факультет Медицинской школы Маунт-Синай, Плейс Гюстава Л. Леви , Box 1055, New York, NY 10029. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна в Gend Med. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Предпосылки

Мужчины и женщины существенно различаются по степени инсулинорезистентности, составу тела и энергетическому балансу.Распределение жировой ткани, в частности наличие повышенного висцерального и печеночного ожирения, играет центральную роль в развитии инсулинорезистентности и осложнений, связанных с ожирением.

Цель

В этом обзоре обобщены опубликованные данные о гендерных различиях в инсулинорезистентности, составе тела и энергетическом балансе, чтобы дать представление о новых направлениях исследований с учетом гендерной специфики, а также о методах лечения инсулинорезистентности, висцерального ожирения и лечения с учетом гендерной специфики. ожирение.

Методы

англоязычные статьи были обнаружены в результате поиска в базе данных PubMed до ноября 2008 г. и путем анализа ссылок, цитируемых в этих отчетах. Поисковые запросы включали комбинации следующих терминов: пол, пол, инсулинорезистентность, состав тела, энергетический баланс, и жировая ткань печени.

Результаты

Для данного индекса массы тела сообщалось, что мужчины имеют большую мышечную массу, а женщины — более высокое ожирение.Также было обнаружено, что у мужчин больше висцеральной и печеночной жировой ткани, тогда как у женщин больше периферической или подкожной жировой ткани. Эти различия, а также различия в половых гормонах и адипокинах могут способствовать более чувствительной к инсулину среде у женщин, чем у мужчин. При приведении к килограммам безжировой массы тела у мужчин и женщин расход энергии в состоянии покоя был примерно одинаков, но расход физической энергии был более тесно связан с процентом жира в организме у мужчин, чем у женщин.

Заключение

Увеличение количества висцеральной и печеночной жировой ткани в сочетании с отсутствием возможного защитного действия эстрогена может быть связано с более высокой инсулинорезистентностью у мужчин по сравнению с женщинами.

Ключевые слова: пол, инсулин, висцеральная жировая ткань, распределение жира, состав тела, энергетический баланс

ВВЕДЕНИЕ

Сообщалось о заметных гендерных различиях в отношении степени инсулинорезистентности (с которой связана данная концентрация инсулина). с субнормальным ответом глюкозы), состав тела и энергетический баланс. 1 С нынешним ростом распространенности ожирения изучение инсулинорезистентности и состава тела стало важной областью исследований в области общественного здравоохранения.Последние данные свидетельствуют о том, что жировая ткань представляет собой сложный эндокринный орган, реагирующий и, в свою очередь, выделяющий сигналы, отражающие метаболические и сердечно-сосудистые факторы риска. 2 . В заявлении о консенсусе, недавно опубликованном Американской диабетической ассоциацией и Американской кардиологической ассоциацией, ожирение считалось «видимым маркером других основных факторов риска, с которыми можно бороться». 3 Эти основные риски включают висцеральное ожирение и инсулинорезистентность, а также провоспалительное состояние, отмеченное повышением С-реактивного белка и цитокинов, включая фактор некроза опухоли-α (TNF-α) и интерлейкин-6 (IL-6). ).В частности, распределение жировой ткани, в частности наличие висцерального и печеночного ожирения, играет центральную роль в развитии инсулинорезистентности и осложнений, связанных с ожирением. 4 16

Чтобы глубже понять гендерную специфику инсулинорезистентности, состава тела и энергетического баланса, мы рассмотрели роль половых диморфных регуляторов, включая половые гормоны, адипокины и гормоны, регулирующие аппетит. Эти результаты могут дать представление о патогенезе инсулинорезистентности, висцерального ожирения и ожирения, что приведет к новым направлениям исследований и лечению с учетом гендерных факторов для решения этой растущей проблемы общественного здравоохранения.

МЕТОДЫ

англоязычных статей были выявлены в результате поиска в PubMed до ноября 2008 г. и путем анализа ссылок, цитируемых в отчетах, выявленных в ходе этих поисков. Использовались комбинации следующих поисковых запросов: пол, пол, инсулинорезистентность, состав тела, энергетический баланс, и жировая ткань печени.

ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В СОСТАВЕ ​​ТЕЛА

Многочисленные исследования показали важность распределения и типа жировой ткани в развитии осложнений, связанных с ожирением.Наличие центрального ожирения, особенно висцерального жира, как у мужчин, так и у женщин, является фактором риска развития инсулинорезистентности и диабета. 4 16 Среди 3234 пациентов, охваченных Программой профилактики диабета, исходная окружность талии была самым сильным предиктором диабета у обоих полов. 15

Висцеральный жир и подкожный жир различаются по гистологии и метаболической активности, что может объяснить их различную роль с точки зрения метаболического и сердечно-сосудистого риска 17 В частности, висцеральные адипоциты более чувствительны к липолизу, индуцированному катехоламинами, и менее чувствительны к инсулину. антилиполитический эффект, чем подкожные адипоциты. 18 Эта повышенная чувствительность к катехоламинам может приводить к увеличению доставки свободных жирных кислот (СЖК) в портальную систему, что приводит к увеличению выработки глюкозы, секреции липопротеинов очень низкой плотности и снижению клиренса печеночного инсулина. Более высокая липолитическая активность висцерального жира, а также его прямая связь с печенью связаны с повышенным содержанием свободных жирных кислот в воротной вене и большом круге кровообращения. 19 Таким образом, увеличение висцеральной жировой ткани (VAT) способствует дислипидемии, усилению глюконеогенеза и инсулинорезистентности. 18 , 20

Для данного индекса массы тела (ИМТ) существуют хорошо известные различия в составе тела между полами, включая более высокую мышечную массу у мужчин и более высокое ожирение у женщин. 16 У мужчин обычно наблюдается центральное распределение жира, тогда как у женщин обычно наблюдается периферическое распределение жира, которое определяется как жир, откладывающийся на конечностях и бедрах, особенно в нижней части тела. 16 , 21 25 Другие преобладающие термины для описания центрального и периферического распределения жира включают андроид по сравнению с гиноидом, мужской по сравнению с женским и форму «яблока» по сравнению с формой «груша».По сравнению с женщинами, мужчины, как правило, имеют больше НДС и меньше подкожной жировой ткани (SAT), как показывают результаты магнитно-резонансной томографии (МРТ) или компьютерной томографии (КТ) (). 16 , 21 24 В настоящее время это единственные методы прямого и точного измерения НДС. 26 , 27 Однако из-за высокой стоимости и технических требований к МРТ и КТ антропометрические измерения, такие как окружность талии и соотношение талии и бедер, используются для измерения центрального ожирения. 9 , 21 Фактически, хотя диагностические критерии метаболического синдрома различаются в зависимости от руководств, 28 30 пороговые значения повышенного риска у мужчин больше, чем у женщин (например, окружность талии 102 против 88 см, соответственно 31 ).

Полутоновые изображения поперечного сечения брюшной полости с помощью магнитно-резонансной томографии женщины с ожирением и мужчины с ожирением. У женщины больше подкожной жировой ткани, чем у мужчины, а у мужчины больше висцеральной жировой ткани, чем у женщины.

Более высокое висцеральное ожирение, наблюдаемое у мужчин, связано с повышенным уровнем постпрандиального инсулина, свободных жирных кислот и триглицеридов (ТГ). 25 Напротив, периферическое распределение жира, обычно обнаруживаемое у женщин, которое измеряется либо по окружности бедра или бедра, либо с помощью методов двухэнергетической абсорбциометрии, связано с улучшенной чувствительностью к инсулину по сравнению с центральным распределением жира. 32 , 33 Хотя женщины также имеют более высокое внутримиоцеллюлярное содержание ТГ, что связано с более низкой чувствительностью к инсулину всего тела, 34 различия в составе тела обычно благоприятствуют более чувствительной к инсулину среде у женщин, чем у мужчин.

В последние годы некоторые исследователи разделили абдоминальную SAT на поверхностную и глубокую части и изучили их взаимосвязь с инсулинорезистентностью. 35 37 Поскольку наиболее глубокий SAT расположен в задней половине живота, тогда как поверхностный SAT равномерно распределен по окружности живота, передний и задний компартменты жировой ткани использовались для аппроксимации поверхностного и глубокого SAT. 35 Хотя некоторые исследования показали, что глубокий SAT, который может быть более распространенным у мужчин, чем у женщин, 36 был независимо связан с инсулинорезистентностью, 35 37 другие не подтвердили этот вывод ни в одном из них. женщины 38 или мужчины. 39 , 40 Одно исследование также показало, что поверхностный SAT независимо связан с глюкозой натощак. 41 Недавнее исследование с использованием МРТ для изучения состава тела и эугликемического гиперинсулемического зажима для количественной оценки инсулинорезистентности у 57 индейцев пима, показало, что взаимосвязь между субдепотками SAT и инсулинорезистентностью у мужчин была иной, чем у женщин. 42 У мужчин инсулинорезистентность была связана с более глубоким и менее поверхностным SAT, тогда как у женщин инсулинорезистентность была связана с более поверхностным SAT.Из-за этих противоречивых данных неясно, связаны ли субдепоты SAT независимо с инсулинорезистентностью. Роль гендерного диморфизма субдепотов SAT в инсулинорезистентности также неясна. Более того, хотя глубокий SAT может быть более чувствительным к липолитическому действию катехоламинов, чем поверхностный SAT in vitro, 43 это не было обнаружено в исследованиях микродиализа in vivo. 44

Наконец, неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП), которая представляет собой накопление жира в печени при отсутствии чрезмерного употребления алкоголя или других конкретных причин стеатоза печени, независимо связана с мужским полом, 45 ожирение и диабет 46 ( P <0.001). 47 Недавние данные свидетельствуют о том, что ожирение печени может быть вовлечено в патогенез ожирения, диабета и метаболического синдрома. 45 , 46 Ряд причин был вовлечен в развитие НАЖБП, в том числе повышенное потребление энергии и малоподвижный образ жизни, но висцеральное ожирение имеет значительную корреляцию с НАЖБП, 48 , 49 что частично может объяснить ассоциацию с мужским полом. Гипотезы, объясняющие связь между повышенным висцеральным ожирением и накоплением печеночного жира и печеночной инсулинорезистентностью, включают повышенное поступление СЖК в печень из воспаленной гипертрофированной жировой ткани 50 , а также комбинацию пониженной продукции адипонектина с повышенным провоспалительным цитокином TNF-α и IL. -6 продукция из жировой ткани. 51 54 Связь НАЖБП с висцеральным ожирением, дислипидемией, 55 и инсулинорезистентностью может дополнительно объяснить повышенную инсулинорезистентность, наблюдаемую у мужчин по сравнению с женщинами.

ПОЛОВЫЕ ГОРМОНЫ, РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЖИРА И ИНСУЛИНУСТОЙЧИВОСТЬ

Эстроген

Гендерные различия в составе тела могут быть вызваны, по крайней мере частично, действием половых гормонов. Кажется, что женский пол благоприятно влияет на чувствительность к инсулину, несмотря на то, что у женщин ожирение выше, чем у мужчин. 16 Снижение чувствительности к инсулину при менопаузе и последующее улучшение при замене эстрогена предполагает, что эстроген может играть роль в чувствительности к инсулину, наблюдаемой у женщин. 56 , 57 Более того, полное отсутствие синтеза или активности эстрогена у мужчин связано с инсулинорезистентностью. 58 , 59 Moran et al 56 обнаружили, что в подростковом возрасте у мужчин инсулинорезистентность значительно повышалась ( P <0.003), несмотря на значительное снижение ожирения ( P <0,001), тогда как у женщин жировые отложения значительно увеличились ( P <0,001), но резистентность к инсулину существенно не изменилась. Повышение инсулинорезистентности у мальчиков происходило независимо от увеличения мышечной массы и уменьшения жировой массы, возможно, из-за относительного снижения уровня эстрогена у мужчин по сравнению с женщинами.

Эстроген может оказывать благотворное влияние на чувствительность к инсулину посредством ряда возможных механизмов: прямое воздействие на гомеостаз инсулина и глюкозы, участие в метаболизме жировой ткани и составе тела или воздействие на провоспалительные маркеры. 15 , 57 , 60 64 Исследования на людях и животных показали, что эстроген играет роль в поддержании гомеостаза глюкозы и метаболизма субстратов. 60 62 , 65 , 66 У людей более высокие концентрации 17β-эстрадиола могут быть связаны со значительно большим количеством липидов и меньшим метаболизмом углеводов во время упражнений у женщин, чем у мужчин. 65 , 66 Было обнаружено, что эстроген защищает от гипергликемии на животных моделях диабета, уменьшая продукцию глюкозы печенью и увеличивая транспорт глюкозы в мышцах. 60 62 Эстроген также обладает антиоксидантными свойствами, и было обнаружено, что он придает повышенную устойчивость к окислительному стрессу у мышей и увеличивает экспрессию генов, связанных с долголетием, включая те, которые кодируют антиоксидантные ферменты супероксиддисмутазу и глутатионпероксидазу. . 67 Следовательно, данные на животных показали, что митохондрии самок продуцируют меньше активных форм кислорода, чем митохондрии самцов. 68 Кроме того, было обнаружено, что в условиях окислительного стресса эстроген защищает функцию и выживаемость β-клеток поджелудочной железы. 60 Эти данные подтверждают гипотезу о том, что эстроген может защищать от развития инсулинорезистентности и диабета.

Эстроген также может оказывать благотворное влияние на распределение жировой ткани.По сравнению с пременопаузой, менопауза связана с повышенным ожирением и повышенным риском нарушения обмена веществ. В частности, у многих женщин в постменопаузе развивается повышенное висцеральное ожирение. Котани и др. 14 выполнили компьютерную томографию всего тела у 162 мужчин и женщин с избыточным весом (ИМТ> 25 кг / м 2 ), чтобы оценить роль старения в распределении жировой ткани. Это исследование показало, что по сравнению с женщинами в пременопаузе, у женщин в постменопаузе объем НДС увеличился примерно в 2,6 раза.Кроме того, в исследовании, сравнивавшем 18 женщин, получавших заместительную гормональную терапию (ЗГТ), с 18 женщинами, которые никогда не принимали ЗГТ, у женщин, получавших ЗГТ, окружность талии была ниже, чем у никогда не принимавших, что снова указывает на то, что эстроген может снизить центральное ожирение в люди. 63 Преимущественное отложение жировой ткани на периферии (подкожной и ягодичной) у женщин по сравнению с отложением во внутренних органах у мужчин может быть связано с более высоким уровнем эстрогена у женщин по сравнению с мужчинами. 69

Исследования на животных также показывают, что эстроген может играть роль в биологии жировой ткани и в предотвращении ожирения. 60 Животные с удаленными яичниками имеют повышенное ожирение по сравнению с животными с интактными яичниками. 57 Лечение эстрогенами животных после овариэктомии было связано со значительным уменьшением жировой массы и размера адипоцитов ( P <0,05), возможно, за счет снижения экспрессии липогенных генов в жировой ткани, печени и скелетных мышцах.В мышцах эстроген, по-видимому, способствует использованию липидов в качестве топлива, распределяя СЖК в сторону окисления и от хранения ТГ, повышая экспрессию рецептора активатора пролиферации пероксисом-δ. Таким образом, эстроген может оказывать защитное действие против ожирения, в частности висцерального ожирения, у людей и животных. 57 , 63

Сообщается, что эстроген обладает противовоспалительными свойствами. 64 Одно исследование показало, что циркулирующие уровни TNF-α были в 7 раз выше у крыс, подвергнутых овариэктомии, по сравнению с крысами, подвергшимися овариэктомии, или крысами с эндогенной выработкой эстрогена. 70 Эти повышения TNF-α были связаны с нарушением функции сосудов из-за снижения уровня оксида азота. Исследования на людях также отметили, что менопауза связана с повышенным уровнем цитокинов, включая TNF-α, IL-1 и IL-6; эти уровни значительно ниже у женщин, получающих ЗГТ. 71 Учитывая связь между повышенными провоспалительными маркерами и осложнениями, связанными с ожирением, такими как инсулинорезистентность, 72 связь между эстрогеном и снижением цитокинов может играть роль в гендерных различиях в резистентности к инсулину.

Однако влияние экзогенного и эндогенного эстрогена на чувствительность к инсулину является спорным. В то время как в некоторых исследованиях сообщалось, что ЗГТ у женщин в постменопаузе увеличивает инсулинорезистентность, 73 , 74 другие обнаружили, что это связано с чувствительностью к инсулину. 75 , 76 На эти результаты мог повлиять тот факт, что, как правило, в исследованиях ЗГТ использовались нечеловеческие (лошадиные) препараты эстрогена. Кроме того, несколько исследований показали, что у женщин, принимающих оральные контрацептивы (ОК), значительно снизилась чувствительность к инсулину ( P <0.05) 77 79 и значительно повышенные уровни FFA в плазме ( P <0,05), 77 холестерина и уровни TG 80 по сравнению с женщинами, не принимающими ОК. Однако это может быть связано с дозой эстрогена; ОК исторически содержали более высокий уровень эстрогена, чем те, которые используются в настоящее время. Кроме того, сообщалось, что у женщин, не принимающих экзогенный эстроген, было значительно повышено содержание свободных жирных кислот в плазме по сравнению с мужчинами ( P <0,01), 25 , хотя это, по-видимому, не оказывает неблагоприятного воздействия на их чувствительность к инсулину 77 и не было подтверждено в другие исследования. 25 Наконец, беременность, состояние с высоким уровнем эстрогена, характеризуется инсулинорезистентностью, но другие гормональные изменения во время беременности также влияют на чувствительность к инсулину. 56 Более низкое ожирение туловища у женщин по сравнению с мужчинами, вызванное действием эстрогена или другими причинами, возможно, обеспечивает более высокую чувствительность к инсулину, несмотря на более высокие уровни свободных жирных кислот и интрамиоцеллюлярных триглицеридов, наблюдаемых у женщин. 77

Тестостерон

Андрогены могут иметь депо-специфический и гендерный эффект на жировую ткань и инсулинорезистентность.У женщин уровни тестостерона и андростендиона положительно коррелировали с диаметром талии по CT 16 и были независимо связаны со значительным увеличением абдоминального жира. 81 , 82 Точно так же у женщин с ожирением в постменопаузе, получавших тестостерон в течение 9 месяцев, наблюдалось значительное увеличение висцерального жира по сравнению с женщинами, получавшими плацебо ( P <0,05). 83 Более того, синдром поликистозных яичников, частая причина гиперандрогении и ановуляции у женщин, обычно является инсулинорезистентным состоянием, 84 и избыток андрогенов у женщин связан с повышенной инсулинорезистентностью. 85 , 86 Исследования на животных также показали, что тестостерон значительно увеличивает экспрессию и высвобождение гена инсулина ( P <0,05), 87 значительно снижает чувствительность к инсулину в мышцах ( P <0,001), 88 и приводил к развитию нарушенной периферической чувствительности к инсулину и инсулинорезистентности адипоцитов у самок крыс даже после преходящей гиперандрогенемии. 89 Однако гипогонадные состояния у мужчин также были связаны с инсулинорезистентностью, 90 и заместительная терапия тестостероном у гипогонадных мужчин улучшала чувствительность к инсулину. 91

Было обнаружено, что у мужчин тестостерон и андростендион в значительной степени связаны со снижением общего и центрального ожирения. 16 , 92 , 93 В частности, в исследовании 178 мужчин соотношение талии и бедер было обратно пропорционально свободному тестостерону. 89 Лечение тестостероном у мужчин снижает висцеральное ожирение, 94 и увеличивает липолиз жировой ткани за счет ингибирования активности липопротеинлипазы. 92 , 94 Это снижение НДС связано с улучшенной скоростью утилизации глюкозы с помощью зажимов для эугликемической гиперинсулинемии у мужчин, получавших тестостерон. 95 Возможное объяснение этого очевидного парадокса состоит в том, что у мужчин оба крайних уровня тестостерона связаны с инсулинорезистентностью и неблагоприятным составом тела, поскольку избыток андрогенов также снижает чувствительность к инсулину у мужчин. 96 , 97

Было обнаружено, что тестостерон снижает концентрацию адипонектина, антидиабетического и антиатерогенного адипокина.В обсервационном исследовании с участием 442 мужчин и 137 женщин концентрации адипонектина в плазме были значительно ниже у мужчин, чем у женщин ( P <0,01), но существенно не различались между женщинами в пре- и постменопаузе. 98 В этом исследовании также сообщалось о высоких концентрациях адипонектина в плазме у кастрированных мышей; лечение тестостероном снижает концентрацию адипонектина в плазме. Снижение уровня тестостерона при кастрации было связано с улучшением чувствительности к инсулину.Кроме того, исследования in vitro показали, что тестостерон снижает секрецию адипонектина в клетках адипоцитов. Эти данные свидетельствуют о том, что андрогены могут снижать уровень адипонектина в плазме и что снижение уровня адипонектина может быть связано с повышенной инсулинорезистентностью.

Депо-специфические половые стероиды жировой ткани

Гендерное диморфное распределение жировой ткани с более высоким подкожным ожирением в нижней части тела у женщин и более высоким висцеральным ожирением у мужчин может быть результатом не только воздействия циркулирующих половых гормонов, но и депо-гормонов. специфический метаболизм половых гормонов жировой ткани. 2 Хотя гонады и надпочечники вносят большую часть половых гормонов в кровообращение, жировая ткань за счет активации и преобразования ферментов может обеспечивать до 50% циркулирующего тестостерона у женщин в пременопаузе и 100% циркулирующего эстрогена у женщин в постменопаузе. 99 , 100 Например, ароматаза жировой ткани превращает андрогены в эстрогены: андростендион в эстрон и тестостерон в эстроген. Кроме того, 17β-гидроксистероиддегидрогеназа жировой ткани (17βHSD) превращает более слабые гормоны в более сильные гормоны: андростендион в тестостерон и эстрон в эстрадиол.SAT экспрессирует относительно больше ароматазы, чем 17βHSD, тогда как VAT экспрессирует больше 17βHSD, чем ароматаза. Следовательно, более высокое висцеральное ожирение может быть связано с относительно большей экспрессией 17βHSD, что приводит к большей локальной продукции андрогенов. Кроме того, было обнаружено, что животные без активности ароматазы имеют повышенное висцеральное ожирение и инсулинорезистентность. 101 , 102 Эти данные предполагают, что как циркулирующая, так и местная выработка половых гормонов жировой тканью может иметь важное влияние на распределение жировой ткани, и наоборот, распределение жировой ткани может вносить вклад в гендерные различия в резистентности к инсулину через метаболизм и выброс половых гормонов.

Другие регуляторы гормонов

Глобулин, связывающий половые гормоны

Глобулин, связывающий половые гормоны (SHBG), основной переносчик андрогенов и эстрогенов в крови, снижается при повышенном абдоминальном, особенно висцеральном, ожирении 16 , 82 , 103 105 и имеет положительную связь с чувствительностью к инсулину у обоих полов. 106 , 107 По сравнению с исходным уровнем уровни SHBG снижаются во время лечения андрогенами и повышаются во время лечения эстрогенами. 108 Уровни SHBG, как правило, выше у женщин, чем у мужчин, 16 , вероятно, из-за эффектов более высокой концентрации эстрогена. Таким образом, повышенные уровни SHBG у женщин по сравнению с мужчинами могут быть связаны с более низким висцеральным ожирением и более высокой чувствительностью к инсулину, наблюдаемой у женщин.

Дегидроэпиандростерон

В культурах жировой ткани дегидроэпиандростерон (ДГЭА) подавляет развитие и дифференцировку адипоцитов. 109 Уровни в плазме DHEA 110 и дегидроэпиандростерона сульфата (DHEAS) 111 имеют отрицательную связь с общим телом, подкожным жиром и особенно висцеральным жиром, как измерено с помощью КТ.Кроме того, одно рандомизированное двойное слепое исследование показало, что, по сравнению с исходным уровнем, лечение ДГЭА в течение 1 месяца было связано с 30% снижением жировых отложений у здоровых мужчин. 112 Механизмы этих эффектов неясны, но у животных DHEA может увеличивать скорость метаболизма в состоянии покоя. 113 Сообщалось о гендерных различиях в DHEAS с повышенными уровнями в сыворотке крови у мужчин по сравнению с женщинами. 16 , 111 Кроме того, исследования in vitro отметили, что DHEAS увеличивает липолиз преимущественно в SAT, взятом у женщин, через 2 часа, тогда как у мужчин липолиз происходит предпочтительно в VAT, но только через 24 часа. 111 Значимость этих результатов еще предстоит определить, поскольку можно было бы ожидать, что отрицательная связь между DHEAS и общим и висцеральным жиром приведет к снижению НДС у мужчин по сравнению с женщинами, но на самом деле мы знаем, что мужчины имеют более высокий НДС. по сравнению с женщинами. Необходимы дальнейшие исследования роли DHEAS в гендерном диморфизме жировой ткани.

Адипокины и гендерные различия в составе тела и инсулинорезистентности

Лептин

Сообщается, что концентрации лептина у женщин в 4 раза выше, чем у мужчин, 16 , 114 , 115 открытие, связанное с более высоким содержанием жира в организме и внутримиоцеллюлярным содержанием, наблюдаемым у женщин. 77 Причина более высоких концентраций лептина у женщин до конца не выяснена, но это может быть связано с действием половых гормонов. Было обнаружено, что андрогены имеют отрицательную связь с концентрацией лептина у мужчин, 116 , 117 , а лечение андрогенами снижает уровень лептина у мужчин с гипогонадизмом. 91 Более того, эстроген увеличивает концентрацию лептина, 118 , что также, по-видимому, коррелирует с распределением жировой ткани и размером адипоцитов у женщин, но не у мужчин. 16 , 115 У женщин более высокие концентрации лептина связаны с большими адипоцитами и областью подкожного, но не висцерального жира на КТ, 16 , что согласуется с другими исследованиями, сообщающими, что экспрессия лептина значительно выше при SAT по сравнению с НДС ( P <0,001). 119 , 120 Значительно более высокие концентрации лептина у женщин по сравнению с мужчинами также могут отражать более высокое ожирение, особенно подкожное ожирение, обнаруженное у женщин, учитывая роль лептина как метаболического сигнала энергетической достаточности 121 , а также Устойчивость к лептину наблюдается при состояниях повышенного ожирения. 122

Адипонектин

Адипонектин — это гормон, секретируемый исключительно жировой тканью, и его содержание снижается при инсулинорезистентности 123 и ожирении. 124 Адипонектин снижает выработку глюкозы в печени 125 и улучшает чувствительность к инсулину в мышцах и печени за счет увеличения окисления FFA. 126 Сообщалось, что уровни адипонектина значительно выше у женщин, чем у мужчин ( P <0,001) 127 ; Одно поперечное исследование с участием> 1000 участников показало, что медианные уровни адипонектина были значительно выше у женщин, чем у мужчин ( P <0.001), даже после поправки на различия в ИМТ. 128 Это исследование также показало, что более низкие уровни адипонектина более тесно связаны с гипергликемией и диабетом у женщин, чем у мужчин ( P = 0,011 против P = 0,05 I, соответственно), хотя оба пола демонстрировали связь между низким уровнем в плазме крови. Уровни адипонектина и другие особенности метаболического синдрома, включая абдоминальное ожирение, которое было достоверно связано как у женщин, так и у мужчин ( P = 0.001 и P = 0,015 соответственно). Не было показано, что половой диморфизм связан с разными концентрациями эстрогенов, потому что это исследование также не обнаружило значительной разницы между уровнями адипонектина у женщин в пре- и постменопаузе или у женщин в постменопаузе, получающих ЗГТ. Возможные причины более низких уровней адипонектина у мужчин, чем у женщин, могут быть связаны с ранее описанным ингибирующим действием андрогенов на уровни адипонектина, 98 более высоким висцеральным ожирением или более низкой чувствительностью к инсулину у мужчин.

ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ЭНЕРГЕТИЧЕСКОМ БАЛАНСЕ

Расходы энергии, потребление пищи и состав тела

Затраты энергии в покое, измеренные с помощью косвенной калориметрии, у женщин значительно ниже, чем у мужчин, 77 , 129 , , , 130 , но аналогичный в некоторых исследованиях, если нормировать его на килограммы массы тела или килограммы безжировой массы тела, основной вклад в расход энергии в состоянии покоя. 77 , 131 В одном поперечном исследовании с участием 150 взрослых белых людей мышечная масса составляла 63%, жировая масса — 6%, а возраст — 2% вариабельности основного обмена между субъектами. 131 После учета этих факторов пол, по-видимому, не играет независимой роли в модулировании расхода энергии в состоянии покоя. Другое исследование отметило, что массы органов — это участки тела, которые преимущественно способствуют расходу энергии в состоянии покоя: органы, включая мозг, печень, почки и сердце, имеют гораздо более высокую скорость метаболизма в состоянии покоя, чем скелетные мышцы. 130 По сравнению с мужчинами, женщины имеют большую долю своей обезжиренной массы как органов и тканей с высокой скоростью метаболизма.Это может объяснить, почему у женщин отношение расхода энергии в состоянии покоя к массе без жира больше, чем у мужчин, и, аналогично, почему у худых людей соотношение расхода энергии в состоянии покоя к массе без жира больше, чем у их сверстниц с ожирением.

Другие исследователи, однако, сообщили о более низких общих расходах энергии и энергии при физической активности, а также расходах энергии в состоянии покоя у женщин, чем у мужчин. 129 Поскольку у мужчин больше скелетных мышц, чем у женщин, 132 более низкие затраты на физическую активность у женщин могут быть, по крайней мере, частично объяснены различиями в составе тела.Расход энергии при физической активности связан с процентным содержанием жира в организме у мужчин, но не у женщин. 129 Другими словами, более активные мужчины, как правило, имеют меньше жира, чем менее активные мужчины, но это не всегда так для женщин. Другое исследование подтвердило, что упражнения не связаны со значительной потерей жира у женщин. 133

Объяснение плохой взаимосвязи между физической активностью и телесным жиром у женщин может заключаться в том, что женщины могут компенсировать более высокий расход энергии за счет увеличения потребления энергии в большей степени, чем это делают мужчины. 134 136 Однако одно интервенционное исследование (8 худых женщин и 8 мужчин с аналогичным процентом жира в организме), которое обнаружило значительное снижение массы тела у женщин, но не у мужчин, после краткосрочной программы упражнений. ( P <0,001) постулировали обратное - женщины не компенсировали увеличение физических нагрузок увеличением потребления энергии. 137 Состав тела также, по-видимому, более тесно связан с типом приема пищи у женщин, чем у мужчин.Было обнаружено, что женщины с более высоким потреблением жиров и низким потреблением углеводов имеют значительно более высокий процент жира в организме ( P <0,05), но это не относится к мужчинам. 129 Объясняются ли эти гендерные различия во взаимосвязи между расходом энергии и составом тела приемом пищи или различиями в метаболизме, еще не выяснено.

Гендерные различия в метаболическом ответе на прием пищи

В исследовании 88 мужчин и женщин Couillard et al. 25 обнаружили, что по сравнению с женщинами у мужчин значительно выше уровни постпрандиального инсулина, FFA и TG после стандартизированной еды ( P <0.01). Другое исследование также отметило эту гендерную дихотомию в постпрандиальном ответе на ТГ. 138 Однако разница в постпрандиальном уровне ТГ не сохранялась после учета висцерального ожирения, и, следовательно, накопление НДС было важным фактором, способствующим преувеличенному постпрандиальному ответу на ТГ у мужчин ( P <0,001). 25 Содержание жира в печени, которое, как указывалось ранее, значительно выше у мужчин, чем у женщин, 45 также связано с постпрандиальной липемией. 139 , 140 Кроме того, триглицеридемия натощак также является важным фактором в прогнозировании постпрандиальных уровней, и сообщалось, что у мужчин уровни ТГ натощак значительно выше, чем у женщин. 141 Другие факторы также могут влиять на метаболический ответ на прием пищи, и предполагается, что эстрогены оказывают благоприятное влияние на постпрандиальные уровни ТГ. 142

Гендерные различия в секреции грелина

Грелин представляет собой пептидный гормон из 28 аминокислот, который вырабатывается в желудке, обладает орексигенными свойствами и стимулирует высвобождение гормона роста и адренокортикотропина из гипофиза. 143 , 144 Грелин участвует в начале приема пищи, с высокими концентрациями до еды и снижением после еды. 145 Грелин также снижается при ожирении, возможно, при недостаточном постпрандиальном подавлении, 146 и имеет неясную связь с инсулином — в нескольких исследованиях было обнаружено, что грелин подавляется инсулином, 147 150 , тогда как другие этого не делали. . 151 , 152

Динамика грелина может быть сексуально диморфной, при этом в некоторых исследованиях сообщается, что у женщин концентрация выше, чем у мужчин. 153 , 154 В частности, Гринман и др. 154 обнаружили, что у 24 взрослых людей с разным весом, не страдающих диабетом, концентрация грелина у женщин была значительно выше, как натощак ( P <0,04), так и после приема глюкозы (). P <0,001) и липидные ( P <0,029) нагрузки по сравнению с мужчинами. Эта взаимосвязь сохранялась даже после корректировки отношения индексов оценки модели ИМТ, возраста и гомеостаза. Однако другие исследования не подтвердили этот вывод и сообщили об аналогичных концентрациях грелина у мужчин и женщин 155 , 156 и среди женщин в пре- и постменопаузе. 155 Одно исследование также не обнаружило корреляции между концентрацией грелина и составом тела или распределением жира в брюшной полости, 155 подтверждая мнение о том, что концентрация грелина связана с массой тела, а не с жировыми отложениями. Еще предстоит выяснить, различаются ли концентрации грелина у мужчин и женщин и какова его потенциальная роль в гендерном диморфизме состава тела, чувствительности к инсулину и энергетическом балансе.

ВЫВОДЫ

Мужчины и женщины различаются по составу тела, инсулинорезистентности и энергетическому балансу.При заданном ИМТ мужчины имеют более высокую мышечную массу и больше висцеральной и печеночной жировой ткани, тогда как женщины имеют повышенное общее ожирение, в частности SAT. Эти различия в распределении жировой ткани могут способствовать более чувствительной к инсулину среде у женщин, поскольку висцеральное и печеночное ожирение связано с повышенной инсулинорезистентностью. Эстроген также может играть роль в этих гендерных различиях, поскольку он благоприятно влияет на гомеостаз инсулина и глюкозы, распределение жировой ткани и провоспалительные маркеры.Адипонектин, гормон, повышающий чувствительность к инсулину, также значительно выше у женщин по сравнению с мужчинами, и неясно, связано ли это с различиями в половых гормонах или различиями в распределении жировой ткани. Наконец, различия в расходе энергии в состоянии покоя между мужчинами и женщинами можно объяснить различиями в безжировой массе тела, особенно массой органов с высокой скоростью метаболизма, тогда как расход физической энергии может быть более тесно связан с процентным содержанием жира в организме у мужчин.

Таким образом, повышенная висцеральная и печеночная жировая ткань у мужчин в сочетании с отсутствием возможного защитного эффекта эстрогена и более низкими уровнями адипонектина может способствовать их более высокой инсулинорезистентности по сравнению с женщинами.При гендерно-ориентированных исследованиях инсулинорезистентности следует учитывать эти половые различия в распределении жировой ткани и секреции адипокинов. Кроме того, лечение инсулинорезистентности с учетом гендерной специфики может быть эффективным, если сосредоточить внимание на висцеральном и печеночном ожирении и гипоадипонектинемии, которые более выражены у мужчин, чем у женщин.

Ссылки

1. Moller DE, Flier JS. Инсулинорезистентность — механизмы, синдромы и последствия. N Engl J Med. 1991; 325: 938–948. [PubMed] [Google Scholar] 2.Кершоу Э., Флиер Дж. С.. Жировая ткань как эндокринный орган. J Clin Endocrinol Metab. 2004. 89: 2548–2556. [PubMed] [Google Scholar] 3. Экель Р. Х., Кан Р., Робертсон Р. М., Рицца Р. А.. Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний и диабета: призыв к действию Американской диабетической ассоциации и Американской кардиологической ассоциации. Тираж. 2006. 113: 2943–2946. [PubMed] [Google Scholar] 4. Kissebah AH, Vydelingum N, Murray R et al. Связь распределения жира в организме с метаболическими осложнениями ожирения. J Clin Endocrinol Metab.1982; 54: 254–260. [PubMed] [Google Scholar] 5. Воробей Д., Боркан Г.А., Герзоф С.Г. и др. Связь распределения жира с толерантностью к глюкозе. Результаты компьютерной томографии у мужчин-участников Нормативного исследования старения. Диабет. 1986; 35: 411–415. [PubMed] [Google Scholar] 6. Fujioka S, Matsuzawa Y, Tokunaga K, Tarui S. Вклад накопления внутрибрюшного жира в нарушение метаболизма глюкозы и липидов при ожирении у человека. Обмен веществ. 1987. 36: 54–59. [PubMed] [Google Scholar] 7. Депре Дж. П., Надо А., Тремблей А. и др.Роль глубокого абдоминального жира в ассоциации между региональным распределением жировой ткани и толерантностью к глюкозе у женщин с ожирением. Диабет. 1989. 38: 304–309. [PubMed] [Google Scholar] 8. Lundgren H, Bengtsson C, Blohme G и др. Ожирение и распределение жировой ткани в зависимости от заболеваемости диабетом у женщин: результаты проспективного популяционного исследования в Гетеборге, Швеция. Int J Obes. 1989; 13: 413–423. [PubMed] [Google Scholar] 9. Кэри В.Дж., Уолтерс Э.Е., Колдиц Г.А. и др. Распределение жира в организме и риск инсулиннезависимого сахарного диабета у женщин.Исследование здоровья медсестер. Am J Epidemiol. 1997. 145: 614–619. [PubMed] [Google Scholar] 10. Вэй М., Гаскилл С.П., Хаффнер С.М., Стерн М.П. Окружность талии как лучший предиктор инсулиннезависимого сахарного диабета (NIDDM) по сравнению с индексом массы тела, соотношением талии и бедер и другими антропометрическими измерениями у американцев мексиканского происхождения — 7-летнее проспективное исследование. Obes Res. 1997; 5: 16–23. [PubMed] [Google Scholar] 11. Кэй С.А., Фолсом А.Р., Спрафка Дж.М. и др. Повышенная заболеваемость сахарным диабетом по сравнению с абдоминальным ожирением у пожилых женщин.J Clin Epidemiol. 1991; 44: 329–334. [PubMed] [Google Scholar] 12. Чан Дж. М., Римм Э. Б., Колдиц Г. А. и др. Ожирение, распределение жира и увеличение веса как факторы риска клинического диабета у мужчин. Уход за диабетом. 1994; 17: 961–969. [PubMed] [Google Scholar] 13. Ван И, Римм Э. Б., Штампфер М. Дж. И др. Сравнение абдоминального ожирения и общего ожирения для прогнозирования риска диабета 2 типа среди мужчин. Am J Clin Nutr. 2005. 81: 555–563. [PubMed] [Google Scholar] 14. Котани К., Токунага К., Фуджиока С. и др. Половой диморфизм возрастных изменений распределения жира в организме при ожирении.Int J Obes Relat Metab Disord. 1994; 18: 207–212. [PubMed] [Google Scholar] 15. Взаимосвязь размера и формы тела с развитием диабета в программе профилактики диабета. Ожирение (SilverSpring) 2006; 14: 2107–2117. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Garaulet M, Perex-Llamas F, Fuente T. и др. Антропометрические данные, компьютерная томография и данные о жировых клетках в популяции с ожирением: взаимосвязь с инсулином, лептином, фактором некроза опухоли альфа, глобулином, связывающим половые гормоны, и половыми гормонами.Eur J Endocrinol. 2000. 143: 657–666. [PubMed] [Google Scholar] 17. Гараулет М., Эрнандес-Моранте Дж. Дж., Лухан Дж. Дж. И др. Взаимосвязь между размером и количеством жировых клеток и составом жирных кислот в жировой ткани из различных жировых отложений у людей с избыточным весом / ожирением. Инт Дж. Обес (Лондон) 2006; 30: 899–905. [PubMed] [Google Scholar] 18. Wajchenberg BL. Подкожная и висцеральная жировая ткань: их связь с метаболическим синдромом. EndocrRev. 2000; 21: 697–738. [PubMed] [Google Scholar] 19. Бьорнторп П. Регуляция распределения жировой ткани у человека.Int J Obes Relat Metab Disord. 1996; 20: 291–302. [PubMed] [Google Scholar] 20. Ричи С.А., Коннелл Дж. М.. Связь между абдоминальным ожирением, метаболическим синдромом и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Нутр Метаб Кардиоваск Дис. 2007. 17: 319–326. [PubMed] [Google Scholar] 21. Брей Г.А., Яблонски К.А., Фудзимото В.Й. и др. для исследовательской группы Программы профилактики диабета. Связь центрального ожирения и индекса массы тела с развитием диабета в Программе профилактики диабета. Am J Clin Nutr. 2008; 87: 1212–1218.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Квист Х., Чоудхури Б., Грангард У. и др. Общий и висцеральный объемы жировой ткани, полученные на основе измерений с помощью компьютерной томографии у взрослых мужчин и женщин: прогнозные уравнения. Am J Clin Nutr. 1988; 48: 1351–1361. [PubMed] [Google Scholar] 23. Альбу Дж.Б., Мерфи Л., Фрагер Д.Х. и др. Висцеральный жир и расовые риски для здоровья у полных недиабетических женщин в пременопаузе. Диабет. 1997. 46: 456–462. [PubMed] [Google Scholar] 24. Machann J, Thamer C, Schnoedt B и др.Влияние возраста и пола на отделы жировой ткани у субъектов с повышенным риском диабета 2 типа: исследование МРТ / МРС всего тела. МАГМА. 2005. 18: 128–137. [PubMed] [Google Scholar] 25. Couillard C, Bergeron N, Prud’homme D, et al. Гендерные различия в постпрандиальной липемии: важность накопления висцеральной жировой ткани. Артериосклер Thromb Vasc Biol. 1999; 19: 2448–2455. [PubMed] [Google Scholar] 26. Шен В., Ван З., Пуньянита М. и др. Количественная оценка жировой ткани методами визуализации: предлагаемая классификация.Obes Res. 2003; 11: 5–16. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Machann J, Thamer C, Schnoedt B и др. Стандартизированная оценка топографии жировой ткани всего тела с помощью МРТ. J. Магнитно-резонансная томография. 2005. 21: 455–462. [PubMed] [Google Scholar] 28. Группа экспертов по обнаружению, оценке и лечению повышенного холестерина в крови у взрослых. Краткое изложение третьего отчета Группы экспертов Национальной образовательной программы по холестерину (NCEP) по обнаружению, оценке и лечению высокого уровня холестерина в крови у взрослых (Группа лечения взрослых III) JAMA.2001; 285: 2486–2497. [PubMed] [Google Scholar] 29. Гранди С.М., Климан Дж. И., Дэниэлс С. Р. и др. для Американской кардиологической ассоциации; Национальный институт сердца, легких и крови. Диагностика и лечение метаболического синдрома: научное заявление Американской кардиологической ассоциации / Национального института сердца, легких и крови [опубликованное исправление опубликовано в Circulation . 2005; 112: e297, e298] Обращение. 2005; 112: 2735–2752. [PubMed] [Google Scholar] 30. Альберти К.Г., Зиммет П., Шоу Дж. Из Консенсусной группы Целевой группы по эпидемиологии ЦАХАЛ.Метаболический синдром — новое мировое определение. Ланцет. 2005; 366: 1059–1062. [PubMed] [Google Scholar] 31. Гранди С.М., Климан Дж. И., Дэниэлс С. Р. и др. Диагностика и лечение метаболического синдрома: научное заявление Американской кардиологической ассоциации / Национального института сердца, легких и крови. Curr Opin Cardiol. 2006; 21: 1–6. [PubMed] [Google Scholar] 32. Снайдер МБ, Деккер Дж. М., Виссер М. и др. Большая окружность бедра и бедра связаны с лучшей толерантностью к глюкозе: исследование Хорна. Obes Res.2003. 11: 104–111. [PubMed] [Google Scholar] 33. Снайдер МБ, Деккер Дж. М., Виссер М. и др. Жир туловища и жир ног имеют независимые и противоположные ассоциации с уровнями глюкозы натощак и после нагрузки: исследование Hoorn. Уход за диабетом. 2004. 27: 372–377. [PubMed] [Google Scholar] 34. Крссак М., Фальк Петерсен К., Дреснер А. и др. Концентрации внутриклеточных липидов коррелируют с чувствительностью к инсулину у людей: исследование спектроскопии ЯМР 1H [опубликованная поправка появилась в Diabetologia . 1999; 42: 386] Diabetologia.1999. 42: 113–116. [PubMed] [Google Scholar] 35. Kelley DE, Thaete FL, Troost F и др. Подразделения подкожной жировой ткани брюшной полости и инсулинорезистентность. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2000; 278: E941 – E948. [PubMed] [Google Scholar] 36. Смит С. Р., Лавджой Дж. С., Гринуэй Ф. и др. Вклад общего жира в организме, отделов подкожной жировой ткани брюшной полости и висцеральной жировой ткани в метаболические осложнения ожирения. Обмен веществ. 2001. 50: 425–435. [PubMed] [Google Scholar] 37. Мисра А., Гарг А., Абате Н. и др.Связь передней и задней подкожно-жировой клетчатки в брюшной полости с чувствительностью к инсулину у мужчин без диабета. Obes Res. 1997; 5: 93–99. [PubMed] [Google Scholar] 38. Deschenes D, Couture P, Dupont P, Tchernof A. Подразделение компартмента подкожной жировой ткани и уровни липидов-липопротеинов у женщин. Obes Res. 2003. 11: 469–476. [PubMed] [Google Scholar] 39. Нгуен-Дуй ТБ, Ничаман М.З., Черч Т.С. и др. Висцеральный жир и жир печени являются независимыми предикторами метаболических факторов риска у мужчин. Am J Physiol Endocrinol Metab.2003; 284: E1065 – E1071. [PubMed] [Google Scholar] 40. Росс Р., Ару Дж., Фриман Дж. И др. Абдоминальное ожирение и инсулинорезистентность у мужчин с ожирением. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2002; 282: E657 – E663. [PubMed] [Google Scholar] 41. Лавджой Дж. С., Смит С. Р., Руд Дж. С.. Сравнение регионального распределения жира и факторов риска для здоровья у белых и афроамериканских женщин среднего возраста: исследование Healthy Transitions Study. Obes Res. 2001; 9: 10–16. [PubMed] [Google Scholar] 42. Коска Дж., Стефан Н., Вотруба С.Б. и др. Распределение подкожно-жировой клетчатки позволяет прогнозировать действие инсулина при ожирении в зависимости от пола.Ожирение (Серебряная весна) 2008; 16: 2003–2009. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Монзон Дж. Р., Базиль Р., Хенеган С. и др. Липолиз адипоцитов, изолированных из глубокой и поверхностной подкожной жировой ткани. Obes Res. 2002; 10: 266–269. [PubMed] [Google Scholar] 44. Эневольдсен Л.Х., Симонсен Л., Сталлкнехт Б. и др. Липолитическая активность человека in vivo в предбрюшинном и отделах подкожной жировой ткани брюшной полости. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2001; 281: E1110 – E1114. [PubMed] [Google Scholar] 45.Ким Х.Дж., Ким Х.Дж., Ли К.Е. и др. Метаболическое значение неалкогольной жировой болезни печени у взрослых без ожирения и без диабета. Arch Intern Med. 2004. 164: 2169–2175. [PubMed] [Google Scholar] 46. Шибата М., Кихара Ю., Тагучи М. и др. Безалкогольная жировая болезнь печени является фактором риска развития диабета 2 типа у японских мужчин среднего возраста. Уход за диабетом. 2007; 30: 2940–2944. [PubMed] [Google Scholar] 47. Стефан Н., Кантарцис К., Харинг Х. Причины и метаболические последствия ожирения печени. Endocr Rev.2008; 29: 939–960.[PubMed] [Google Scholar] 48. Kelley DE, McKolanis TM, Hegazi RA, et al. Жирная печень при сахарном диабете 2 типа: связь с региональным ожирением, жирными кислотами и инсулинорезистентностью. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2003; 285: E906 – E916. [PubMed] [Google Scholar] 49. Thamer C, Machann J, Haap M и др. Внутрипеченочные липиды предсказываются массой висцеральной жировой ткани у здоровых субъектов. Уход за диабетом. 2004. 27: 2726–2729. [PubMed] [Google Scholar] 50. Heilbronn L, Smith SR, Ravussin E. Нарушение пролиферации жировых клеток, митохондриальной функции и окисления жиров приводит к эктопическому накоплению жира, инсулинорезистентности и сахарному диабету II типа.Int J Obes Relat Metab Disord. 2004; 28 (SuppI4): S12 – S21. [PubMed] [Google Scholar] 51. Трухильо М.Э., Шерер ЧП. Факторы, производные от жировой ткани: влияние на здоровье и болезни. Endocr Rev.2006; 27: 762–778. [PubMed] [Google Scholar] 52. Роден М. Механизмы заболевания: стеатоз печени при диабете 2 типа — патогенез и клиническое значение. Nat Clin Pract Endocrinol Metab. 2006; 2: 335–348. [PubMed] [Google Scholar] 53. Кантарцис К., Риттиг К., Баллетсхофер Б. и др. Связь адипонектина в плазме с благоприятным липидным профилем, уменьшением воспаления и меньшим накоплением эктопического жира зависит от ожирения.Clin Chem. 2006; 52: 1934–1942. [PubMed] [Google Scholar] 54. Буджианези Э., Паготто У., Манини Р. и др. Адипонектин в плазме при неалкогольной жировой болезни печени связан с инсулинорезистентностью печени и содержанием жира в печени, а не с тяжестью заболевания печени. J Clin Endocrinol Metab. 2005; 90: 3498–3504. [PubMed] [Google Scholar] 55. Адильс М., Таскинен М.Р., Паккард С. и др. Избыточное производство крупных частиц ЛПОНП вызвано повышенным содержанием жира в печени человека. Диабетология. 2006. 49: 755–765. [PubMed] [Google Scholar] 56.Моран А., Джейкобс Д. Р., мл., Штейнбергер Дж. И др. Изменения инсулинорезистентности и сердечно-сосудистого риска в подростковом возрасте: установление дифференциального риска у мужчин и женщин. Тираж. 2008. 117: 2361–2368. [PubMed] [Google Scholar] 57. D’Eon TM, Souza SC, Aronovitz M, et al. Эстрогеновая регуляция ожирения и распределения топлива. Доказательства геномной и негеномной регуляции липогенных и окислительных путей. J Biol Chem. 2005; 280: 35983–35991. [PubMed] [Google Scholar] 58. Херрманн Б.Л., Саллер Б., Янссен О.Е. и др.Влияние заместительной терапии эстрогенами на мужчин с врожденной недостаточностью ароматазы, вызванной новой мутацией в гене CYP19. J Clin Endocrinol Metab. 2002; 87: 5476–5484. [PubMed] [Google Scholar] 59. Смит Е.П., Бойд Дж., Фрэнк Г.Р. и др. Устойчивость к эстрогенам, вызванная мутацией в гене рецептора эстрогена у мужчины [опубликованная поправка появилась в N Engl J Med . 1995; 332: 131] N Engl J Med. 1994; 331: 1056–1061. [PubMed] [Google Scholar] 60. Louet JF, LeMay C, Mauvais-Jarvis F. Антидиабетические действия эстрогена: понимание моделей человека и генетических мышей.Curr Atheroscler Rep. 2004; 6: 180–185. [PubMed] [Google Scholar] 61. Rincon J, Holmang A, Wahlstrom EO и др. Механизмы инсулинорезистентности в скелетных мышцах крыс после овариэктомии и дополнительной терапии тестостероном. Диабет. 1996. 45: 615–621. [PubMed] [Google Scholar] 62. Матуте М.Л., Калхофф Р.К. Влияние половых стероидов на глюконеогенез в печени и образование глюкогена. Эндокринология. 1973; 92: 762–768. [PubMed] [Google Scholar] 63. Perrone G, Liu Y, Capri O и др. Оценка состава тела и распределения жира у лиц, длительно принимающих заместительную гормональную терапию.Gynecol Obstet Invest. 1999; 48: 52–55. [PubMed] [Google Scholar] 64. Дантас А.П., Сандберг К. Эстрогеновая регуляция фактора некроза опухоли-альфа: недостающее звено между менопаузой и риском сердечно-сосудистых заболеваний у женщин? Гипертония. 2005; 46: 21–22. [PubMed] [Google Scholar] 65. Картер С., Маккензи С., Муртзакис М. и др. Кратковременное введение 17-бета-эстрадиола снижает уровень глюкозы R (a), но не снижает метаболизм всего тела во время упражнений на выносливость. J Appl Physiol. 2001. 90: 139–146. [PubMed] [Google Scholar] 66. Картер С.Л., Ренни С., Тарнопольский М.А.Использование субстрата во время упражнений на выносливость у мужчин и женщин после тренировки на выносливость. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2001; 280: E898 – E907. [PubMed] [Google Scholar] 67. Баба Т., Симидзу Т., Сузуки Ю. и др. Эстроген, инсулин и пищевые сигналы совместно регулируют сигналы долголетия, повышая устойчивость к окислительному стрессу у мышей. J Biol Chem. 2005; 280: 16417–16426. [PubMed] [Google Scholar] 68. Вина Дж., Боррас С., Гамбини Дж. И др. Почему женщины живут дольше мужчин: контроль над долголетием с помощью половых гормонов.Sci Aging Knowledge Environ. 2005: 17. [PubMed] [Google Scholar] 69. Kissebah AH, Krakower GR. Региональное ожирение и заболеваемость. Physiol Rev.1994; 74: 761–811. [PubMed] [Google Scholar] 70. Аренас И.А., Армстронг С.Дж., Сюй Й., Давидже СТ. Ингибирование фактора хронического некроза опухоли альфа усиливает NO-модуляцию сосудистой функции у крыс с дефицитом эстрогена. Гипертония. 2005. 46: 76–81. [PubMed] [Google Scholar] 71. Pfeilschifter J, Koditz R, Pfohl M, Schatz H. Изменения активности провоспалительных цитокинов после менопаузы.Endocr Rev.2002; 23: 90–119. [PubMed] [Google Scholar] 72. Штейнберг ГР. Воспаление при ожирении является общей связью между нарушениями метаболизма жирных кислот и инсулинорезистентностью. Клеточный цикл. 2007; 6: 888–894. [PubMed] [Google Scholar] 73. Ассали А.Р., Джабара З., Шафер З. и др. Инсулинорезистентность повышается при трансдермальной терапии эстрогенами у женщин в постменопаузе с сердечным синдромом X. Кардиология. 2001; 95: 31–34. [PubMed] [Google Scholar] 74. Райан А.С., Никлас Б.Дж., Берман Д.М. Заместительная гормональная терапия, чувствительность к инсулину и абдоминальное ожирение у женщин в постменопаузе.Уход за диабетом. 2002. 25: 127–133. [PubMed] [Google Scholar] 75. Пятница KE, Dong C, Fontenot RU. Конъюгированный конский эстроген улучшает гликемический контроль и липопротеины крови у женщин в постменопаузе с диабетом 2 типа. J Clin Endocrinol Metab. 2001; 86: 48–52. [PubMed] [Google Scholar] 76. Марголис К.Л., Bonds DE, Rodabough RJ и др. для исследователей Инициативы по охране здоровья женщин. Влияние эстрогена и прогестина на частоту диабета у женщин в постменопаузе: результаты гормонального исследования инициативы по охране здоровья женщин.Диабетология. 2004. 47: 1175–1187. [PubMed] [Google Scholar] 77. Персегин Г., Шифо П., Пальято Э. и др. Гендерные факторы влияют на инсулинорезистентность, вызванную жирными кислотами, у людей, не страдающих ожирением: эффекты пероральных стероидных контрацептивов. J Clin Endocrinol Metab. 2001; 86: 3188–3196. [PubMed] [Google Scholar] 78. Spellacy WN, Карлсон KL. Уровни инсулина в плазме и глюкозы в крови у пациентов, принимающих оральные контрацептивы. Предварительный отчет о проспективном исследовании. Am J Obstet Gynecol. 1966; 95: 474–478. [PubMed] [Google Scholar] 79.Винн V, Доар JW. Некоторые эффекты оральных контрацептивов на углеводный обмен. Ланцет. 1969; 2: 761–765. [PubMed] [Google Scholar] 80. Винн В., Доар Дж. В., Миллс Г.Л. Некоторые эффекты оральных контрацептивов на уровни липидов и липопротеинов в сыворотке. Ланцет. 1966; 2: 799. [PubMed] [Google Scholar] 81. Эванс DJ, Хоффманн Р.Г., Калкофф Р.К., Киссеба А.Х. Связь андрогенной активности с топографией жировых отложений, морфологией жировых клеток и метаболическими аберрациями у женщин в пременопаузе. J Clin Endocrinol Metab. 1983; 57: 304–310.[PubMed] [Google Scholar] 82. Хаффнер С.М., Кац М.С., Данн Дж.Ф. Увеличение верхней части тела и общее ожирение связаны со снижением глобулина, связывающего половые гормоны, у женщин в постменопаузе. Int J Obes. 1991; 15: 471–478. [PubMed] [Google Scholar] 83. Лавджой Дж. К., Брей Г. А., Буржуа М. О. и др. Экзогенные андрогены влияют на состав тела и региональное распределение жировых отложений у полных женщин в постменопаузе — исследование центра клинических исследований. J Clin Endocrinol Metab. 1996. 81: 2198–2203. [PubMed] [Google Scholar] 84.Дунаиф А. Гиперандрогенная ановуляция (СПКЯ): уникальное нарушение действия инсулина, связанное с повышенным риском инсулиннезависимого сахарного диабета. Am J Med. 1995; 98: 33С – 39С. [PubMed] [Google Scholar] 85. Полдерман К. Х., Гурен Л. Дж., Ассчеман Х. и др. Индукция инсулинорезистентности андрогенами и эстрогенами. J Clin Endocrinol Metab. 1994. 79: 265–271. [PubMed] [Google Scholar] 86. Могетти П., Този Ф., Кастелло Р. и др. Инсулинорезистентность у женщин с гиперандрогенизмом частично устраняется лечением антиандрогенами: доказано, что андрогены ухудшают действие инсулина у женщин.J Clin Endocrinol Metab. 1996. 81: 952–960. [PubMed] [Google Scholar] 87. Моримото С., Фернандес-Мехиа С., Ромеро-Наварро Дж. И др. Влияние тестостерона на содержание инсулина, уровень рибонуклеиновой кислоты, промоторную активность и секрецию у крыс. Эндокринология. 2001; 142: 1442–1447. [PubMed] [Google Scholar] 88. Holmang A, Svedberg J, Jennische E, Bjorntorp P. Влияние тестостерона на чувствительность к инсулину и морфологию мышц у самок крыс [опубликованная поправка появилась в Am J Physiol .1993; 264: раздел E] Am J Physiol. 1990; 259: E555 – E560. [PubMed] [Google Scholar] 89. Перелло М., Кастрогиованни Д., Джовамбаттиста А. и др. Нарушение чувствительности к инсулину после ранней андрогенизации у самок крыс в постпубертатный период. Life Sci. 2007; 80: 1792–1798. [PubMed] [Google Scholar] 90. Саймон Д., Чарльз М.А., Наул К. и др. Связь между общим тестостероном в плазме и факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний у здоровых взрослых мужчин: исследование Telecom. J Clin Endocrinol Metab. 1997. 82: 682–685. [PubMed] [Google Scholar] 91.Саймон Д., Чарльз М.А., Лахлу Н. и др. Андрогенная терапия улучшает чувствительность к инсулину и снижает уровень лептина у здоровых взрослых мужчин с низким уровнем общего тестостерона в плазме: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование продолжительностью 3 месяца. Уход за диабетом. 2001; 24: 2149–2151. [PubMed] [Google Scholar] 92. Ребафф-Скрайв М., Марин П., Бьорнторп П. Влияние тестостерона на жировую ткань брюшной полости у мужчин. Int J Obes. 1991; 15: 791–795. [PubMed] [Google Scholar] 93. Хаффнер С.М., Вальдес Р.А., Штерн М.П., ​​Кац М.С. Ожирение, жировое распределение и половые гормоны у мужчин.Int J Obes Relat Metab Disord. 1993; 17: 643–649. [PubMed] [Google Scholar] 94. Марин П., Холманг С., Йонссон Л. и др. Влияние лечения тестостероном на состав тела и метаболизм у мужчин среднего возраста с ожирением. Int J Obes Relat Metab Disord. 1992; 16: 991–997. [PubMed] [Google Scholar] 95. Марин П., Холманг С., Густафссон С. и др. Андрогенное лечение мужчин с абдоминальным ожирением. Obes Res. 1993; 1: 245–251. [PubMed] [Google Scholar] 96. Godsland IF, Шеннан Н.М., Винн В. Действие и динамика инсулина смоделированы у пациентов, принимающих анаболический стероид метандиенон (Дианабол) Clin Sci (Lond) 1986; 71: 665–673.[PubMed] [Google Scholar] 97. Коэн Дж. С., Хикман Р. Инсулинорезистентность и снижение толерантности к глюкозе у пауэрлифтеров, принимающих анаболические стероиды. J Clin Endocrinol Metab. 1987; 64: 960–963. [PubMed] [Google Scholar] 98. Нисидзава Х., Шимомура И., Кишида К. и др. Андрогены снижают уровень адипонектина в плазме — инсулино-сенсибилизирующего белка адипоцитов. Диабет. 2002; 51: 2734–2741. [PubMed] [Google Scholar] 99. Belanger C, Luu-The V, Dupont P, Tchernof A. Интракринология жировой ткани: потенциальное значение местного метаболизма андрогенов / эстрогенов в регуляции ожирения.Horm Metab Res. 2002; 34: 737–745. [PubMed] [Google Scholar] 100. Meseguer A, Puche C, Cabero A. Биосинтез половых стероидов в белой жировой ткани. Horm Metab Res. 2002; 34: 731–736. [PubMed] [Google Scholar] 101. Джонс М.Э., Торберн А.В., Бритт К.Л. и др. Мыши с дефицитом ароматазы (ArKO) имеют фенотип повышенного ожирения. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2000; 97: 12735–12740. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 102. Такеда К., Тода К., Сайбара Т. и др. Прогрессивное развитие фенотипа инсулинорезистентности у самцов мышей с полным дефицитом ароматазы (CYP19).J Endocrinol. 2003. 176: 237–246. [PubMed] [Google Scholar] 103. Glass AR, Swerdloff RS, Bray GA и др. Низкий уровень тестостерона и глобулина, связывающего половые гормоны, у мужчин с тяжелым ожирением. J Clin Endocrinol Metab. 1977; 45: 1211–1219. [PubMed] [Google Scholar] 104. Копельман П.Г., Пилкингтон Т.Р., Белый N, Джеффкоат С.Л. Аномальная секреция и связывание половых стероидов у женщин с массовым ожирением. Clin Endocrinol (Oxf) 1980; 12: 363–369. [PubMed] [Google Scholar] 105. Хаутанен А. Синтез и регуляция глобулина, связывающего половые гормоны, при ожирении.Int Obes Relat Metab Disord. 2000; 24 (Дополнение 2): 564–570. [PubMed] [Google Scholar] 106. Preziosi P, Barrett-Connor E, Papoz L, et al. Взаимосвязь между глобулином, связывающим половые гормоны в плазме крови, и инсулином в плазме у здоровых взрослых женщин: исследование Telecom. J Clin Endocrinol Metab. 1993. 76: 283–287. [PubMed] [Google Scholar] 107. Биркеланд К.И., Ханссен К.Ф., Торьесен П.А., Ваалер С. Уровень глобулина, связывающего половые гормоны, положительно коррелирует с чувствительностью к инсулину у мужчин с диабетом 2 типа. J Clin Endocrinol Metab.1993. 76: 275–278. [PubMed] [Google Scholar] 108. Рознер В. Функции глобулина, связывающего кортикостероиды, и глобулина, связывающего половые гормоны: последние достижения. Endocr Rev.1990; 11: 80–91. [PubMed] [Google Scholar] 109. Ли-Карри Ю. Р., Вен П., Макинтош МК. Дегидроэпиандростерон снижает пролиферацию и дифференцировку преадипоцитов 3T3-L1. Biochem Biophys Res Commun. 1998. 248: 497–504. [PubMed] [Google Scholar] 110. Де Пергола Г., Замбони М., Скиарафия М. и др. Накопление жира в организме, возможно, является причиной более низких уровней циркулирующего дегидроэпиандростерона у женщин с ожирением в пременопаузе.Int J Obes Relat Metab Disord. 1996. 20: 1105–1110. [PubMed] [Google Scholar] 111. Эрнандес-Моранте Дж. Дж., Перес-де-Эредиа Ф., Лухан Дж. А. и др. Роль DH EA-S в распределении жира в организме: Гендерно-специфическая стимуляция липолиза жировой ткани. Стероиды. 2008. 73: 209–215. [PubMed] [Google Scholar] 112. Нестлер Дж. Э., Барласкини СО, Клор Дж. Н., Блэкард РГ. Дегидроэпиандростерон снижает уровень липопротеинов низкой плотности в сыворотке и жировые отложения, но не изменяет чувствительность к инсулину у нормальных мужчин. J Clin Endocrinol Metab.1988. 66: 57–61. [PubMed] [Google Scholar] 113. Мохан П.Ф., Клири Депутат. Влияние кратковременного введения DHEA на метаболизм в печени у худых и тучных крыс. Am J Physiol. 1988; 255: E1 – E8. [PubMed] [Google Scholar] 114. Gottschling-Zeller H, Birgel M, Scriba D, et al. Депо-специфическое высвобождение лептина из подкожных и сальниковых адипоцитов в суспензионной культуре: влияние фактора некроза опухоли альфа и трансформирующего фактора роста бета1. Eur J Endocrinol. 1999; 141: 436–442. [PubMed] [Google Scholar] 115. Гавел П.Дж., Касым-Каракас С., Дубук Г.Р. и др.Гендерные различия в концентрации лептина в плазме. Nat Med. 1996; 2: 949–950. [PubMed] [Google Scholar] 116. Лууккаа В., Песонен Ю., Хухтаниеми И. и др. Обратная корреляция между тестостероном и лептином в сыворотке у мужчин. J Clin Endocrinol Metab. 1998; 83: 3243–3246. [PubMed] [Google Scholar] 117. Хаффнер С.М., Миеттинен Х., Кархапаа П. и др. Концентрация лептина, половых гормонов и кортизола у мужчин без диабета. J Clin Endocrinol Metab. 1997; 82: 1807–1809. [PubMed] [Google Scholar] 118. Маргетик С, Газзола С, Пегг Г.Г., Хилл РА.Лептин: обзор его периферических действий и взаимодействий. Int J Obes Relat Metab Disord. 2002; 26: 1407–1433. [PubMed] [Google Scholar] 119. Ван Хармелен В., Рейнисдоттир С., Эрикссон П. и др. Секреция лептина из подкожной и висцеральной жировой ткани у женщин. Диабет. 1998; 47: 913–917. [PubMed] [Google Scholar] 120. Беннетт Ф.И., Макфарлейн-Андерсон Н., Уилкс Р. и др. На концентрацию лептина у женщин влияет региональное распределение жировой ткани. Am J Clin Nutr. 1997; 66: 1340–1344. [PubMed] [Google Scholar] 121.Флиер JS. Клинический обзор 94: Что в названии? В поисках физиологической роли лептина. J Clin Endocrinol Metab. 1998; 83: 1407–1413. [PubMed] [Google Scholar] 122. Флиер JS. Войны за ожирение: молекулярный прогресс противостоит растущей эпидемии. Клетка. 2004. 116: 337–350. [PubMed] [Google Scholar] 123. Diez JJ, Iglesias P. Роль нового адипоцитарного гормона адипонектина в заболеваниях человека. Eur J Endocrinol. 2003. 148: 293–300. [PubMed] [Google Scholar] 124. Motoshima H, Wu X, Sinha MK и др. Дифференциальная регуляция секреции адипонектина из культивируемых человеческих сальниковых и подкожных адипоцитов: эффекты инсулина и розиглитазона.J Clin Endocrinol Metab. 2002; 87: 5662–5667. [PubMed] [Google Scholar] 125. Баттерхэм Р.Л., Коули М.А., Смолл С.Дж. и др. Кишечный гормон PYY (3-36) физиологически подавляет прием пищи. Природа. 2002; 418: 650–654. [PubMed] [Google Scholar] 126. Ямаути Т., Камон Дж., Ваки Х. и др. Гормон адипонектин, полученный из жиров, обращает вспять инсулинорезистентность, связанную как с липоатрофией, так и с ожирением. Nat Med. 2001; 7: 941–946. [PubMed] [Google Scholar] 127. Cnop M, Havel PJ, Utzschneider KM, et al. Связь адипонектина с распределением жира в организме, чувствительностью к инсулину и липопротеинами плазмы: данные о независимых ролях возраста и пола.Диабетология. 2003. 46: 459–469. [PubMed] [Google Scholar] 128. Салас-Сальвадо Дж., Гранада М., Булло М. и др. Распределение адипонектина в плазме у средиземноморской популяции и его связь с факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний и метаболическим синдромом. Обмен веществ. 2007; 56: 1486–1492. [PubMed] [Google Scholar] 129. Павел Д.Р., Новотный Я.А., Румплер В.В. Влияние взаимодействия секса и приема пищи на соотношение между расходом энергии и составом тела. Am J Clin Nutr. 2004. 79: 385–389. [PubMed] [Google Scholar] 130.Галлахер Д., Бельмонте Д., Деуренберг П. и др. Измерение массы орган-ткань позволяет моделировать РЗЭ и метаболически активную массу ткани. Am J Physiol. 1998; 275: E249 – E258. [PubMed] [Google Scholar] 131. Джонстон А.М., Мерисон С.Д., Дункан Дж. С. и др. Факторы, влияющие на изменение основной скорости метаболизма, включают массу без жира, массу жира, возраст и циркулирующий тироксин, но не пол, циркулирующий лептин или трийодтиронин. Am J Clin Nutr. 2005; 82: 941–948. [PubMed] [Google Scholar] 132. Шен В., Пуньянитья М., Ван З. и др.Общий объем скелетных мышц и жировой ткани тела: оценка по одному изображению поперечного сечения брюшной полости. J Appl Physiol. 2004. 97: 2333–2338. [PubMed] [Google Scholar] 133. Доннелли Дж. Э., Хилл Дж. О., Якобсен Д. Д. и др. Влияние 16-месячного рандомизированного контролируемого исследования физических упражнений на массу и состав тела молодых мужчин и женщин с избыточным весом: The Midwest Exercise Trial. Arch Intern Med. 2003. 163: 1343–1350. [PubMed] [Google Scholar] 134. Westerterp KR, Goran MI. Взаимосвязь между расходом энергии, связанной с физической активностью, и составом тела: гендерные различия.Int J Obes Relat Metab Disord. 1997. 21: 184–188. [PubMed] [Google Scholar] 135. Стаббс Р.Дж., Сепп А., Хьюз Д.А. и др. Влияние уровней физических упражнений на потребление энергии и баланс у свободноживущих мужчин, придерживающихся своего обычного рациона. Eur J Clin Nutr. 2002; 56: 129–140. [PubMed] [Google Scholar] 136. Стаббс Р.Дж., Сепп А., Хьюз Д.А. и др. Влияние уровней упражнений на потребление энергии и баланс у свободных женщин. Int J Obes Relat Metab Disord. 2002; 26: 866–869. [PubMed] [Google Scholar] 137.Маклафлин Р., Малкова Д., Ниммо М.А. Спонтанные ответные реакции на упражнения у мужчин и женщин. Eur J Clin Nutr. 2006; 60: 1055–1061. [PubMed] [Google Scholar] 138. Кон Дж. С., Макнамара Дж. Р., Кон С. Д. и др. Постпрандиальные изменения липопротеинов плазмы у людей разного возраста. J Lipid Res. 1988. 29: 469–479. [PubMed] [Google Scholar] 139. Матикайнен Н., Манттари С., Вестербака Дж. И др. Постпрандиальная липемия связана с содержанием жира в печени. J Clin Endocrinol Metab. 2007. 92: 3052–3059. [PubMed] [Google Scholar] 140.Нимитфонг Х., Фонгкиткарун С., Раттарасарн С. и др. Содержание жира в печени является определяющим фактором уровней триглицеридов после приема пищи у пациентов с сахарным диабетом 2 типа с нормальным уровнем триглицеридов натощак. Обмен веществ. 2008. 57: 644–649. [PubMed] [Google Scholar] 141. Годсленд IF, Винн V, Крук Д., Миллер NE. Секс, липопротеины плазмы и атеросклероз: преобладающие предположения и нерешенные вопросы. Am Heart J. 1987; 114: 1467–1503. [PubMed] [Google Scholar] 142. Вестервельд Х.Т., Мейер Э., де Брюин Т.В., Эркеленс Д.В.Эстрогены и метаболизм липидов после приема пищи. Biochem Soc Trans. 1997; 25: 45–49. [PubMed] [Google Scholar] 143. Кодзима М., Хосода Х, Дэйт У и др. Грелин — это ацилированный пептид из желудка, высвобождающий гормон роста. Природа. 1999; 402: 656–660. [PubMed] [Google Scholar] 144. Date Y, Kojima M, Hosoda H, et al. Грелин, новый ацилированный пептид, высвобождающий гормон роста, синтезируется в эндокринных клетках особого типа в желудочно-кишечном тракте крыс и людей. Эндокринология. 2000; 141: 4255–4261.[PubMed] [Google Scholar] 145. Каммингс Д.Е., Пурнелл Дж.К., Фрайо Р.С. и др. Повышение уровня грелина в плазме до приема пищи предполагает его роль в инициировании приема пищи у людей. Диабет. 2001; 50: 1714–1719. [PubMed] [Google Scholar] 146. Английский PJ, Ghatei MA, Malik IA, et al. Пища не может снизить уровень грелина у людей с ожирением. J Clin Endocrinol Metab. 2002; 87: 2984. [PubMed] [Google Scholar] 147. МакКоуэн К.С., Майкель Дж.А., Бистриан Б.Р., Линг ПР. Концентрация циркулирующего грелина снижается при внутривенном введении глюкозы или гиперинсулинемических эугликемических условиях у грызунов.J Endocrinol. 2002; 175: R7 – R11. [PubMed] [Google Scholar] 148. Мохлиг М., Спрангер Дж., Отто Б. и др. Эугликемическая гиперинсулинемия снижает уровень циркулирующего грелина у людей, но не вливание липидов. Эндокринол Инвест. 2002; 25: RC36 – RC38. [PubMed] [Google Scholar] 149. Саад М.Ф., Бернаба Б., Хву С.М. и др. Инсулин регулирует концентрацию грелина в плазме. J Clin Endocrinol Metab. 2002; 87: 3997–4000. [PubMed] [Google Scholar] 150. Фланаган Д.Е., Эванс М.Л., Монсод Т.П. и др. Влияние инсулина на циркулирующий грелин.Am J Physiol Endocrinol Metab. 2003; 284: E313 – E316. [PubMed] [Google Scholar] 151. Шаллер Г., Шмидт А., Плейнер Дж. И др. Концентрации грелина в плазме не регулируются глюкозой или инсулином: двойное слепое плацебо-контролируемое перекрестное клэмп-исследование. Диабет. 2003; 52: 16–20. [PubMed] [Google Scholar] 152. Caixas A, Bashore C, Nash W. и др. Инсулин, в отличие от приема пищи, не подавляет грелин у людей. J Clin Endocrinol Metab. 2002; 87: 1902. [PubMed] [Google Scholar] 153. Баркан А.Л., Димараки Е.В., Джессап С.К. и др.Секреция грелина у людей сексуально диморфна, подавляется соматостатином и не зависит от уровня гормона роста в окружающей среде. J Clin Endocrinol Metab. 2003. 88: 2180–2184. [PubMed] [Google Scholar] 154. Гринман Ю., Голани Н., Гилад С. и др. Секреция грелина регулируется в зависимости от питательных веществ и пола. Clin Endocrinol (Oxf) 2004; 60: 382–388. [PubMed] [Google Scholar] 155. Пернелл Дж. К., Вейгл Д. С., Брин П., Каммингс, Делавэр. Уровни грелина коррелируют с уровнем инсулина, инсулинорезистентностью и холестерином липопротеинов высокой плотности, но не с полом, менопаузальным статусом или уровнем кортизола у людей.J Clin Endocrinol Metab. 2003. 88: 5747–5752. [PubMed] [Google Scholar] 156. Чоп М., Вейер С., Татаранни П.А. и др. Уровни циркулирующего грелина снижаются при ожирении у человека. Диабет. 2001; 50: 707–709. [PubMed] [Google Scholar]

СПКЯ: инсулин и метформин | Центр здоровья молодых женщин

Ключевые факты
  • СПКЯ — это гормональный дисбаланс, который может вызывать нерегулярные месячные, нежелательный рост волос и прыщи.
  • Крошечные кисты на яичниках не опасны и не нуждаются в удалении.
  • Лечение СПКЯ заключается в здоровом питании, физических упражнениях и приемах лекарств.

Молодые женщины с СПКЯ часто имеют повышенный уровень инсулина и более склонны к развитию диабета. Метформин — это лекарство, которое часто назначают женщинам с СПКЯ для предотвращения или лечения диабета. Образ жизни, включающий здоровое питание и ежедневные упражнения, является важной частью плана лечения СПКЯ.

Что такое инсулин?

Инсулин — это гормон, вырабатываемый органом тела, который называется поджелудочной железой.Пища, которую вы едите, в процессе пищеварения расщепляется на простой сахар (глюкозу). Глюкоза всасывается в кровь после еды. Инсулин помогает глюкозе проникать в клетки тела и использовать ее в качестве энергии. Если в организме недостаточно инсулина или если организм не может использовать инсулин, уровень сахара в крови повышается.

Что такое инсулинорезистентность?

Если ваше тело устойчиво к инсулину, это означает, что вам нужен высокий уровень инсулина, чтобы поддерживать нормальный уровень сахара в крови. Определенные медицинские условия, такие как избыточный вес или СПКЯ, могут вызывать инсулинорезистентность.Инсулинорезистентность, как правило, передается по наследству.

Что может со мной сделать инсулинорезистентность?

Высокий уровень инсулина может вызвать утолщение и потемнение кожи (черный акантоз) на задней части шеи, подмышечной впадине (под мышками) и в области паха. У молодых женщин с СПКЯ высокий уровень инсулина может вызвать выработку яичниками большего количества андрогенных гормонов, таких как тестостерон. Это может вызвать увеличение волос на теле, появление прыщей и нерегулярные или редкие периоды. Инсулинорезистентность может увеличить риск развития диабета.

Как я могу снизить уровень инсулина?

Вы можете снизить уровень инсулина естественным путем, потребляя меньше крахмала и сахара и больше продуктов с высоким содержанием клетчатки и низким содержанием рафинированных углеводов. С другой стороны, продукты с низким гликемическим индексом не повышают уровень сахара в крови или инсулина так сильно, как продукты с высоким содержанием сахара или рафинированных углеводов. Физические упражнения — еще один способ улучшить ваш СПКЯ. Рекомендуется ежедневно уделять 60 минут упражнениям, но любое количество упражнений, которое вы выполняете, поможет справиться с СПКЯ.Физические упражнения снижают инсулинорезистентность.

Что еще снизит мой уровень инсулина?

Метформин (также известный как Glucophage®) помогает регулировать количество глюкозы (сахара) в крови. Это делает ваше тело более чувствительным к инсулину и снижает количество глюкозы, выделяемой печенью. Молодые женщины с высоким уровнем инсулина, принимающие метформин, менее подвержены развитию диабета 2 типа, чем те, кто не принимает лекарства, снижающие уровень инсулина. Исследования показали, что молодые женщины с СПКЯ с избыточным весом, которые лечились метформином и вели здоровый образ жизни (здоровое питание и регулярные физические упражнения), смогли похудеть и снизить уровень сахара в крови натощак.Прием метформина и поддержание здорового веса также улучшает уровень холестерина. Метформин не одобрен FDA (Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов) для лечения СПКЯ, но обычно его назначают подросткам с нарушенной толерантностью к глюкозе.

Как мне взять метформин?

Метформин выпускается в виде таблеток или жидкости. Обычно его принимают 2–3 раза в день во время еды (обычно завтрак и ужин). Ваш лечащий врач посоветует вам начать с очень низкой дозы и постепенно увеличивать количество лекарства, которое вы принимаете в течение нескольких месяцев — «начинайте с малого, делайте медленно.Вместо этого ваш лечащий врач может прописать один раз в день метформин длительного действия (XR – расширенный выпуск). Важно, чтобы вы принимали это лекарство точно в соответствии с предписаниями врача. Не ломайте, не жуйте и не раздавливайте таблетки. Обязательно проглотите таблетку (и) целиком.

Как хранить метформин?

Держите метформин плотно закрытым в той же бутылке, в которой он был. Не снимайте этикетку с бутылки. Храните его при комнатной температуре вдали от высоких температур и влаги.Не храните метформин в ванной. Обязательно храните лекарство в недоступном для маленьких детей месте.

Есть ли причины не принимать метформин?

Людям с проблемами почек или печени не следует принимать метформин. Ваш лечащий врач проверит вашу кровь, чтобы убедиться, что у вас нет проблем с кровью, почками или печенью, прежде чем вы начнете принимать метформин, а затем, как правило, один раз в год после этого. Если вы заболели и у вас рвота, или у вас диарея, позвоните своему врачу и прекратите прием метформина, пока вы не почувствуете себя полностью здоровым.Очень важно не обезвоживаться (не иметь достаточного количества жидкости в организме) во время приема метформина. Не следует злоупотреблять алкоголем и принимать метформин. Кроме того, если вам предстоит операция, медицинская или стоматологическая процедура, во время которой вы не можете есть или пить, поговорите со своим врачом о прекращении приема метформина за 48 часов до процедуры. Если вам назначен рентген с использованием «контрастного вещества» (краситель, который помогает рентгенологу лучше видеть изображения), вам следует поговорить со своим врачом о прекращении приема метформина на срок до 48 часов до и после тест.Обезвоживание, проблемы с почками или серьезная инфекция могут вызвать редкое состояние, называемое «лактоацидоз», поэтому важно поговорить со своим врачом о любой из этих проблем.

Есть ли у метформина побочные эффекты?

В целом здоровые молодые люди не испытывают многих побочных эффектов. Около трети людей, принимающих метформин, страдают расстройством желудка, таким как тошнота, диарея, газы и потеря аппетита. Некоторые люди могут жаловаться на металлический привкус.Если вас беспокоят побочные эффекты, важно проконсультироваться с врачом. Возможно, вам удастся снизить дозу на несколько дней и постепенно вернуться к своей обычной дозе.

Что делать, если я пропущу дозу метформина?

Когда вы впервые начинаете принимать метформин, рекомендуется спросить своего врача, что делать, если вы пропустите прием. Запишите ответ, чтобы у вас был план на случай, если это произойдет. В общем, вам, вероятно, скажут НЕ принимать пропущенные таблетки, особенно если уже почти пора принимать следующую дозу.Никогда не принимайте таблетки вдвое, чтобы восполнить пропущенную дозу.

Могу ли я забеременеть, принимая метформин?

Да. Если вы ведете половую жизнь и не принимаете оральные контрацептивы или не используете другой метод контроля рождаемости, возможно, у вас будут менструальные циклы и произойдет овуляция (высвобождение яйцеклетки). Если ваша яйцеклетка оплодотворена (сперма мужчины идет вместе с яйцеклеткой женщины), вы можете забеременеть. Женщины с СПКЯ с большей вероятностью забеременеют при приеме метформина.Вам следует поговорить со своим врачом о методе контрацепции, который подходит именно вам.

Что важно помнить при приеме метформина:

  • Если вам прописали метформин от СПКЯ, обязательно сообщите своему врачу и фармацевту обо всех рецептурных и безрецептурных лекарствах, которые вы принимаете. принимая.
  • Если вам предстоит операция, в том числе стоматологическая, сообщите своему врачу или стоматологу, что вы принимаете метформин от СПКЯ.Перед процедурой спросите, когда вам следует прекратить прием препарата.
  • Метформин может снизить способность вашего организма усваивать определенные витамины (B12 и фолиевую кислоту), поэтому рекомендуется принимать поливитамины (с витаминами B).
  • Алкоголь может быть опасен при приеме метформина. У вас больше шансов получить обезвоживание или разовьются проблемы с печенью. Если вы выпиваете 3–4 напитка за раз, метформин не подходит для лечения вашего СПКЯ. Спросите своего врача о других вариантах лечения или уменьшите употребление алкоголя.
  • Если вы ведете половую жизнь, обязательно поговорите со своим врачом о приеме оральных противозачаточных таблеток или о применении другого надежного метода контроля над рождаемостью.
  • Поговорите с диетологом о планировании еды и перекусов, благоприятных для лечения СПКЯ.
  • Старайтесь уделять физическим упражнениям около 60 минут каждый день.
  • Записывайтесь на все медицинские приемы и обязательно пройдите все лабораторные анализы, которые может назначить ваш лечащий врач.

Поговорите со своим врачом о плюсах и минусах приема метформина.Помните, что метформин не вылечит СПКЯ и не поможет сбросить вес. Выбор продуктов с низким гликемическим индексом (с низким содержанием сахара и высоким содержанием клетчатки и белка) и ежедневные занятия не менее 60 минут наиболее эффективно помогут вам справиться с СПКЯ и похудеть.

СПКЯ (синдром поликистозных яичников) и диабет

Более чем у половины женщин с СПКЯ к 40 годам развивается диабет 2 типа.

Вы когда-нибудь слышали о синдроме поликистозных яичников (СПКЯ)? Если вы женщина, у которой были проблемы с беременностью, возможно, это так.Почти все? Возможно нет.

Что такое СПКЯ?

СПКЯ — одна из наиболее частых причин женского бесплодия, от которой страдают от 6% до 12% (до 5 миллионов) женщин репродуктивного возраста в США. Но это намного больше. Это пожизненное состояние здоровья сохраняется далеко за пределами детородного возраста.

Женщины с СПКЯ часто инсулинорезистентны; их тела могут вырабатывать инсулин, но не могут использовать его эффективно, что увеличивает риск развития диабета 2 типа. Они также имеют более высокий уровень андрогенов (мужские гормоны, которые есть и у женщин), которые могут препятствовать высвобождению яиц (овуляция) и вызывать нерегулярные менструации, прыщи, истончение волос на коже головы и избыточный рост волос на лице и теле.

У женщин с СПКЯ могут развиться серьезные проблемы со здоровьем, особенно если они имеют избыточный вес:

  • Диабет — более чем у половины женщин с СПКЯ к 40 годам развивается диабет 2 типа
  • Гестационный диабет (диабет во время беременности), который подвергает риску беременность и ребенка и может привести к диабету 2 типа в более позднем возрасте как для матери, так и для ребенка
  • Болезнь сердца — женщины с СПКЯ подвержены более высокому риску, и риск увеличивается с возрастом
  • Высокое кровяное давление, которое может повредить сердце, мозг и почки
  • Высокий холестерин ЛПНП («плохой») и низкий уровень холестерина ЛПВП («хороший») — увеличивают риск сердечных заболеваний
  • Апноэ во сне Внешний значок — нарушение, которое вызывает остановку дыхания во время сна и повышает риск сердечных заболеваний и диабета 2 типа.
  • Инсульт — бляшка (холестерин и лейкоциты), закупоривающая кровеносные сосуды, может привести к образованию тромбов, которые, в свою очередь, могут вызвать инсульт

СПКЯ также связано с депрессией и тревогой, хотя эта связь до конца не изучена.

Что вызывает СПКЯ?

Точные причины в настоящее время неизвестны, но уровни андрогенов, превышающие нормальные, играют важную роль. Избыточный вес и семейный анамнез, которые, в свою очередь, связаны с инсулинорезистентностью, также могут вносить свой вклад.

Масса…

Избыточный вес вызывает внешний значок СПКЯ? Из-за СПКЯ у вас появляется лишний вес? Отношения сложны и не совсем понятны. Избыточный вес связан с СПКЯ, но многие женщины с нормальным весом имеют СПКЯ, а многие женщины с избыточным весом нет.

Семейная история…

Женщины, мать или сестра которых страдают СПКЯ или диабетом 2 типа, более склонны к развитию СПКЯ.

… и инсулинорезистентность

Образ жизни может иметь большое влияние на инсулинорезистентность, особенно если женщина имеет избыточный вес из-за нездоровой диеты и недостаточной физической активности. Инсулинорезистентность также передается по наследству. Похудение часто помогает улучшить симптомы, независимо от того, что вызвало инсулинорезистентность.

У вас СПКЯ?

Иногда симптомы ясны, а иногда менее очевидны.Вы можете посетить дерматолога (кожного врача) при угревой сыпи, росте волос или потемнении кожи в складках и складках тела, таких как задняя часть шеи (черный акантоз), гинеколога (врача, который занимается лечением заболеваний, поражающих женщин и женщин. репродуктивные органы) для нерегулярных месячных, а ваш семейный врач — для набора веса, не осознавая, что все эти симптомы являются частью СПКЯ. У некоторых женщин будет только один симптом; другие получат их все. У женщин любой расы и этнической принадлежности может быть СПКЯ.

Женщины часто обнаруживают, что у них СПКЯ, когда у них возникают проблемы с беременностью, но часто он начинается вскоре после первой менструации, в возрасте 11–12 лет. Он также может развиться в 20–30 лет.

Чтобы определить, есть ли у вас СПКЯ, ваш врач проверит, есть ли у вас как минимум 2 из этих 3 симптомов:

  1. Нерегулярные или отсутствующие месячные, вызванные отсутствием овуляции
  2. Уровни мужских гормонов выше нормы, что может привести к чрезмерному оволосению лица и тела, появлению прыщей или истончению волос на коже головы
  3. Множественные мелкие кисты яичников

Одной кисты яичника недостаточно для постановки диагноза.У многих женщин без СПКЯ кисты яичников, а у многих женщин с СПКЯ кисты отсутствуют.

Лечение

Обратитесь к своему врачу, если у вас нерегулярные месячные, у вас проблемы с беременностью или у вас чрезмерный рост прыщей или волос. Если вам сказали, что у вас СПКЯ, спросите, как пройти тест на диабет 2 типа и как справиться с этим заболеванием, если оно у вас есть. Внесение изменений в здоровье, таких как снижение веса при избыточном весе и увеличение физической активности, может снизить риск развития диабета 2 типа, помочь вам лучше управлять диабетом и предотвратить или отсрочить другие проблемы со здоровьем.

Существуют также лекарства, которые могут помочь в овуляции, а также уменьшить прыщи и рост волос. Обязательно обсудите со своим врачом все варианты лечения.

Устойчивость к инсулину у женщин — Ваш путеводитель

Это ярлык, который прикрепляется к целому ряду вещей:

Вы постоянно устали. Может быть, это признак инсулинорезистентности.

Вы изо всех сил пытаетесь похудеть, несмотря на то, что ведете активный образ жизни. Возможно, всему виной инсулинорезистентность.

Ты всегда голоден. Или, кажется, поддаются каждой идущей ошибке. Может ли инсулинорезистентность сыграть свою роль?

Но кто на самом деле знает, что такое инсулинорезистентность? Не говоря уже о том, какие симптомы и что их в первую очередь вызывает.

Согласно недавнему исследованию Тель-Авивского университета, это может быть связано со снижением когнитивных функций. В Архиве неврологии также упоминается о повышенном риске инсульта. По оценкам, 12,3 миллиона человек рискуют заболеть диабетом из-за высокого уровня сахара в крови — даже не осознавая этого.

Итак, раз и навсегда, мы хотим установить рекорд; с помощью главы отдела питания Healthspan и регулярного участника WH Роба Хобсона продолжайте читать свое руководство по инсулинорезистентности у женщин.

Инсулинорезистентность у женщин — Ваш путеводитель

Что значит быть инсулинорезистентным?

Сначала вернемся к основам. Что такое инсулин?

«Инсулин — это гормон, вырабатываемый поджелудочной железой, который помогает удалить глюкозу из кровотока и переместить ее в ваши клетки, где она используется для получения энергии», — говорит Хобсон.

По сути, он вырабатывается, когда уровень глюкозы в крови — он же уровень сахара в крови — повышается, например, после еды. Высвобождение инсулина помогает снизить уровень сахара в крови, чтобы он оставался в пределах нормального, здорового диапазона.

«Инсулинорезистентность возникает, когда клетки печени, мышц и жира больше не реагируют на инсулин, и поэтому организм испытывает трудности с усвоением глюкозы», — говорит Хобсон. «Когда это происходит, ваша поджелудочная железа компенсирует это, производя больше инсулина. Если ваша поджелудочная железа может продолжать вырабатывать достаточно инсулина, чтобы преодолеть слабую реакцию клеток, тогда уровень глюкозы в крови может оставаться здоровым.’

Но если не может…?

Резистентность к инсулину растет; примерно каждый третий взрослый имеет преддиабет

«Следующая стадия — преддиабет, который может возникнуть у людей с инсулинорезистентностью, которые не могут вырабатывать достаточно инсулина для контроля уровня глюкозы в крови. Уровень сахара в крови выходит за пределы нормального диапазона, и со временем, если его не лечить, это может привести к диабету ».

Какова основная причина инсулинорезистентности?

Страшные штуки, правда? Но как узнать, что вы подвержены повышенному риску? Общие факторы, которые могут привести к развитию инсулинорезистентности, включают:

  • Синдром поликистозных яичников (СПКЯ)
  • Избыточный вес или ожирение
  • Возраст старше 45 лет
  • Наличие брата, сестры или родителя с заболеванием
  • Бытие физически неактивен
  • Высокий уровень холестерина или высокое кровяное давление
  • История болезни сердца

    Некоторые лекарства, гормональные нарушения и проблемы со сном, такие как апноэ во сне, также могут способствовать развитию инсулинорезистентности.

    Как узнать, что у вас инсулинорезистентность?

    Вот сложная часть. По словам Хобсона, очень мало легко идентифицируемых симптомов, связанных с инсулинорезистентностью.

    «Считается, что состояние, известное как черный акантоз, чаще встречается у людей с инсулинорезистентностью и характеризуется темными бархатистыми пятнами, часто на задней стороне шеи, паху и подмышками», — говорит Хобсон. «Считается, что это результат накопления инсулина в клетках кожи.

    «Врачи могут проверить на инсулинорезистентность, выполнив простой анализ крови в течение нескольких месяцев для сравнения результатов.

    У людей с предиабетом вероятность развития диабета в ближайшие 5-10 лет на 50% выше

    «Однако, если состояние перешло в преддиабет, тогда симптомы дисбаланса глюкозы в крови могут включать симптомы, похожие на диабет».

    Подумайте: сильная жажда, голод после еды, необходимость больше мочиться, чувство большей усталости, чем обычно, или частые инфекции.

    Можно ли обратить вспять инсулинорезистентность?

    К сожалению, вы не можете изменить свой семейный анамнез или возраст, но, когда дело доходит до причин, связанных с образом жизни, есть простые хитрости, которые вы можете внести, чтобы изменить мир к лучшему.

    1. Поддержание большей физической активности

    Регулярная активность помогает организму лучше поддерживать баланс уровня сахара в крови. Было доказано, что HIIT особенно эффективен.

    2. Снижение лишнего веса

    Наличие лишнего жира, особенно вокруг талии, является одной из основных причин инсулинорезистентности.Если ваши часы на высоте более 35 дюймов, вы подвергаетесь повышенному риску. Это связано с тем, что жир на животе производит гормоны и другие вещества, которые могут вызывать воспаление в организме — а воспаление, как вы уже догадались, может вызвать резистентность к инсулину.

    3. Соблюдайте сбалансированную диету

    Диеты с устойчивостью к инсулину не существует.

    «Просто следуйте основным принципам здорового питания», — говорит Хобсон. Которые?

    «Ешьте много растительной пищи (фрукты, овощи, орехи, семена, цельнозерновые), которые богаты клетчаткой; и включать полезные жиры (оливковое масло, жирную рыбу, авокадо, орехи, семена), нежирные белки и некоторые молочные или молочные продукты.’

    Для получения дополнительной информации и поддержки посетите сайт Diabetes UK.

    Эмма Причард Соучастник редактора здоровья Эмма берет интервью у ведущих мировых спортсменок, ведущих экспертов в области здравоохранения и женщин, которые изменили свою жизнь с помощью фитнеса, — таких, как вы.

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *